Авторизация

Войти
Забыли пароль?

Если у вас нет аккаунта, то, пожалуйста, зарегистрируйтeсь

Регистрация

Поля, отмеченные *, обязательны для заполнения

Максимальный размер файла: 2048 Kbytes
Допустимые форматы изображений: png, jpeg, jpg, gif
может использоваться как логин при входе на сайт
Допустимые символы пароля: . _ a-z A-Z 0-9 , не меньше 5 символов
капча
Зарегистрироваться
01:06
18 Октября, пятница
Найти
14 Августа 2019 Количество просмотров новости: 2134

Дом переселенцев из бараков, который когда-то власти Ревды и области обещали курировать, погряз в проблемах

Мы давно уже собирались навестить жителей дома №1 по улице Садовой. Прошло достаточно времени после того, как обитатели сразу трех бараков с Энгельса, 34, Чернышевского, 149 и с Крылова, 45 отправились жить в нормальные человеческие условия по программе переселения из ветхого жилья. Связались со старшей по дому Ириной Роздьяконовой и напросились в гости.

В подъезде, в котором живет Ирина Роздьяконова, светло, красиво и чисто. Жители здесь сами следят за порядком. Чего не скажешь о соседнем подъезде, который является прямой противоположностью. Фото Владимира Коцюбы-Белых

Замечательный подъезд

Уже во дворе дома чувствуется — до приличного благоустройства очень далеко. Грязь, колдобины, бурьян, немного асфальта — вот и все.

Ирина Александровна встречает нас на крыльце.

— Знаете, вы когда вчера позвонили, я поняла — исполнилось ровно шесть лет, как мы сюда переехали. После того, как построили по соседству дом №3, мы поняли, что нам еще повезло. Могли бы сейчас также обивать пороги инстанций, чтобы его признали аварийным. А мы переехали в дом, который, по крайней мере, не разваливается.

Фото Владимира Коцюбы-Белых

Ирина Роздьяконова приглашает нас в подъезд. И там оказалось хорошо — светлый, чистый, на подоконниках цветы. Сразу видно, людям не все равно, где они живут.

— У нас замечательный подъезд, соседи хорошие. Мы переехали с Крылова, 45, вместе с нами сюда перебрались еще четыре человека. Но сейчас люди начали уходить. Кто-то улучшает свои жилищные условия, продает здесь квартиры. Нынче умерла наша сторожил баба Зоя. Здесь вот квартира стоит пустая. Она муниципальная, хозяйку не могут найти, сын погиб, сама куда-то уехала. А долг уже более 250 тысяч рублей. Но это единственная такая квартира, остальные жильцы платят исправно.

По словам Ирины Александровны, поначалу все жители были нанимателями муниципального жилья. На сегодняшний день в доме осталось всего четыре муниципальных квартиры, остальные приватизированы.

 

Не тот диаметр

Проблемы в доме есть и они застарелые. Например, каждый год, как только начинаются ливни, начинает топить канализационные колодцы, а следом подвалы.

Фото Владимира Коцюбы-Белых

— Слесари говорят, что у нас положены трубы не того диаметра, — рассказывает Ирина Роздьяконова. — В итоге они забиваются жиром, который и не дает воде проходить. Нужны трубы большего диаметра. В этом году наша управляющая компания «Уют» обещала почистить канализацию, а на следующий год — переделать.

 

«Тебе надо, ты и мой»

Мы идем в соседний подъезд. Ирина Александровна сразу предупреждает — здесь уже не так хорошо. Объясняет просто — в основном во втором подъезде живет молодежь, с которой разговаривать бессмысленно.

Фото Владимира Коцюбы-Белых

Во втором подъезде неухоженность и грязь сразу бросаются в глаза: стены поцарапаны и разрисованы, темно, неприятно пахнет. Как будто в подтверждении слов Ирины Александровны, из квартиры выходит девушка с лентяйкой и ведром — завершает уборку квартиры.

— Вот, Таня, заодно и в лестничную клетку помой! — начинает старшая по дому, видимо, уже привычную речь.

— Тебе надо, ты и мой, — огрызается, не поднимая головы, хозяйка квартиры.

— Вот что с ними делать? Не хотят ничего. Таня, у тебя дети весь подъезд изрисовали!

— Иди к себе в подъезд, нечего по нашему ходить.

— Господи, у нее четверо детей! Изрисовали весь подъезд. Сама лично покупала им альбом и карандаши, говорю, рисуйте в альбоме, не рисуйте на стенах. Какой там… Без толку… Я уже устала бороться.

 

Живу с лентяйкой наготове

В квартире на втором этаже живет пенсионерка Вера Бабинова. Купила эту квартиру не так давно, бывшие хозяева вообще уехали из города. И сразу столкнулась с проблемой — протекает стена.

— Третий год обращаюсь в управляющую компанию, но сделать они ничего не могут, — рассказывает Вера Васильевна. — Приезжают, смотрят и ничего не делают. Говорят, что нужно менять козырек у крыши. Но все время какие-то причины находятся, чтобы этого не делать: то зимой снег лежит, не подъехать, теперь вот вышка сломалась. Сейчас под потолком все полопалось, трещина идет через всю квартиру. Я все время живу с лентяйкой наготове. У соседей вода тоже бежит.

Вера Бабинова переживает, что из-за постоянного намокания стены, в квартире уже начал вольготно себя чувствовать грибок.

— Я его несколько раз снимала, хлоркой стены обрабатывала — и не могу никак вывести. Квартиру заливает не только, когда косые дожди, но и если кто-то оставит открытым чердачное окно.

«Кто-то» — это сотрудники управляющей или интернет-компаний. Как бороться с этим обстоятельством, жители тоже пока не придумали.

 

Не пускать!

Вообще находить общий язык с управляющей компанией «Уют» у жителей получается с трудом. Как утверждает Ирина Роздьяконова, эту компанию просто обязали обслуживать дом, возможно, поэтому и такое отношение.

— Например, третий год не могу заставить управляющую компанию покрасить забор, — делится Ирина Александровна. — Забор они нам поставили, а сейчас предлагают — покрасьте сами. Я говорю: ну, здорово, а может мне вообще все самой отремонтировать? Мы и так пол в подъезде моем сами не потому, что нам так сильно хочется, а потому, что нам отказали предоставить такую услугу, мол, дом маленький, не выгодно отдельного человека к вам отправлять.

Фото Владимира Коцюбы-Белых

Проводить ремонт в подъезде один раз самостоятельно уже приходилось: коллекторы, проникнув внутрь, расписали стену красной краской.

— Я когда увидела, думала, у меня разрыв сердца будет. При этом они еще испортили двери, оба замка залили клеем. А эту квартиру девушка с ребенком снимали. Приходят домой, а тут такое. На следующий день они съехали. А потом выяснилось, что коллекторы ошиблись — дома перепутали. Тогда стену закрашивали сами. После этого случая всем своим строго-настрого наказала чужих в подъезд не пускать.

 

Продолжаем месить грязь

Перечисляя проблемы, старшая по дому доходит и до отсутствия нормального благоустройства двора.

— Нам обещали заасфальтировать вот эту площадку рядом с баками. Сейчас мусороперевозчик ее отсыпал щебенкой, чтобы машина могла приезжать и разворачиваться. И еще нам обещали сделать выезд на ул. Ярославского. Но пока за шесть лет так и не случилось. А еще, когда мы только заехали, рядом с домом была идеальная дорожка и идеальный спуск вниз — пять ступеней. Потом начали строить соседний дом, прокладывать сети, здесь все перелопатили, обратно не восстановили. В итоге мы так глину тут и месим. А ступенек вообще всего три оставили. И зачем-то тут нам еще воткнули корт прямо рядом с парковкой. Мы были против, но нас никто не послушал. Уже несколько раз мяч вылетал и бил по припаркованным машинам. А вот насчет детской площадки мы уже все ноги стоптали, администрацию оббегали вдоль и поперек. Детей много, но нам пришел отказ, потому что поставить ее некуда.

Фото Владимира Коцюбы-Белых

Ирина Роздьяконова рассказывает, что ключи от дома тогда, 7 августа 2013 года, им вручал министр энергетики и ЖКХ Николай Смирнов и глава администрации Михаил Матафонов:

— [Михаил] Матафонов тогда сказал, что это его «детище», мол, это его первый дом, который он построил, поэтому обещал, что будет за ним следить. А Смирнов сказал, будут проблемы — обращайся напрямую. Несколько раз уже так и делала, когда совсем не получалось решить вопрос. Сейчас такое ощущение, что опять пора написать Николаю Николаевичу.

Ольга ВЕРТЛЮГОВА













Веб-камеры Ревды