Авторизация

Войти
Забыли пароль?

Если у вас нет аккаунта, то, пожалуйста, зарегистрируйтeсь

Регистрация

Поля, отмеченные *, обязательны для заполнения

Максимальный размер файла: 2048 Kbytes
Допустимые форматы изображений: png, jpeg, jpg, gif
может использоваться как логин при входе на сайт
Допустимые символы пароля: . _ a-z A-Z 0-9 , не меньше 5 символов
капча
Зарегистрироваться
04:36
21 Ноября, среда
Найти
23 Марта 2018 Количество просмотров новости: 1153

«Перед боем я хожу в церковь». Интервью с Евгением Мамро о том, как ему далась победа на «Битве Чемпионов»

16 марта в Москве, на арене СК «Лужники», состоялась 10-я «Битва Чемпионов» — сборная России против сборной мира. Одним из представителей российской сборной стал двукратный чемпион мира по киокусинкай, ревдинец Евгений Мамро. Он вышел на татами против трехкратного чемпиона мира из Японии Тенты Онодеры и одержал победу за три раунда. Евгений рассказал порталу «Ревда-новости», как же «зарабатываются» такие победы.

Справка: Что такое «Битва Чемпионов»

«Битва Чемпионов» — большой проект Российского Союза боевых искусств, где раз в год собираются титулованные представители различных единоборств, чтобы выяснить на ринге и татами кто сильнее. В этот раз был формат — сборная Россия против сборной мира. В турнире приняли участие 14 чемпионов мира и Европы — по семь от России и от сборной мира. В каждом виде боевого искусства — джиу-джитсу, боевое самбо, ушу-саньда, кудо, киокусинкай, тайский бокс, кикбоксинг — выступало по одному спортсмену от команды. Евгений Мамро и японец Тента Онодера практикуют киокусинкай. Оба спортсмена имеют титулы чемпионов мира, Евгений — двукратный, а его противник трехкратный. «Противник сильный, молодой, дерзкий, напористый» — говорит о японце Евгений Мамро.

Тента Онодера навязал Евгению Мамро вязкий бой. Но несколько эффектных ударов Евгению удались.

Беседовала Екатерина ГОРОДКО. Фото из личного архива Евгения Мамро

«По дороге домой я плакал»

— Евгений, ты уже двадцать лет на татами, мы тебя знаем как титулованного спортсмена, имеющего множество наград. А как ты начинал?

— Как все. Пришел в секцию каратэ с девяти лет. Прошел длинный и нелегкий путь. Я очень благодарен своему первому наставнику Николаю Юрьевичу Балашову, он вложил в меня много сил. Ну, и конечно поддержка родных много значит, она у меня была. Потом, в 2005 году, я перешел во взрослую команду, в основную сборную Свердловской области «Идущие к солнцу» под руководством Андрея Буры. Там мне было очень непросто — в 17 лет из юниоров перешел к сформировавшимся мужчинам. Среди них были чемпионы мира, Европы. Помню, когда я после тренировки уезжал домой, я плакал, потому что били очень сильно. Сейчас я это вспоминаю и понимаю, что прошел через этот путь с определенными сложностями и не сдался, не сошел, а смог добиться результатов, которые сформировал еще в детстве.

— Зачем тебе это было нужно в то время? Что тобой двигало?

— У меня было чёткое желание — стать чемпионом мира, ну и, как любой мальчишка, постоять за себя в любой момент. Я смотрел на Николая Юрьевича, на его чёрный пояс, и думал о том, что у меня обязательно будет такой же.

«Приятно, что ты можешь вырастить хорошего спортсмена»

— Ты стал известным тренером по киокусинкай. Когда пришло решение, что пора передавать свои знания, стать тренером?

— У меня появилась любовь к тренерству, когда мне было лет 12-13. На занятиях, здесь, в городе, Николай Юрьевич иногда говорил, чтобы я провел разминку, показал какой-нибудь удар начинающим. Я выходил, мне это нравилось — давать кому-то то, что умею сам, и помогать сделать правильно. Потом пришло время задуматься о будущей профессии. Мама хотела, чтобы я пошел в Суворовское училище, тогда я сказал: «Нет, иначе я не стану чемпионом мира». Я поступил в УГТУ-УПИ, в институт физической культуры. Получил высшее педагогическое образование и вот уже восемь лет тренирую детей.

— Что тебе больше нравится в работе с детьми?

— Наблюдать, как они меняются. Ты видишь, как пришел к тебе пятилетний ребенок — физически слабый, дисциплина на низком уровне. Потом смотришь на него уже через два года, а он другой — строг к себе, может делать сложные удары, отжиматься, выполнять гимнастические упражнения, это всё радует. Приятно, что ты можешь вырастить из ребенка хорошего спортсмена.

— У вас есть уже звезды каратэ?

— Мы с ребятами прошли уже большой путь, вначале моих спортсменов били на соревнованиях, но они понимали, что если не стремиться к лучшему, ничего не выйдет. Сейчас уже есть в копилке команды многократные чемпионы областных и всероссийских первенств, призеры России, чемпионы и призеры Азии и мира. Звездами я их назвать не могу, ведь самые громкие турниры и победы у них впереди.

«Теперь я знаю — мечты сбываются»

— У тебя был большой перерыв — четыре года без соревнований. Ты думал о том, что когда-нибудь снова поедешь на турнир? Или ты чётко решил — хватит биться самому, буду растить чемпионов?

— Этот перерыв был активный. Я проводил мастер-классы, ездил в разные регионы, организовывал сборы на море, ко мне приезжали титулованные действующие спортсмены, и когда я с ними стоял в паре, я понимал, что если сейчас начну выступать — так же могу стоять на пьедестале. Эта мысль у меня не вылетала из головы все четыре года. А тут пригласили, и я согласился — такой награды у меня не было в коллекции. Когда я был на пике боевой формы, я мечтал поучаствовать в «Битве Чемпионов», это была моя мечта, но не получалось, были на тот момент более важные соревнования. Теперь я знаю — мечты сбываются.

— Всё же большой перерыв повлиял на подготовку?

— Да, конечно, перерыв сказывается. Тем не менее, когда поступило предложение от главного тренера сборной Свердловской области и России Андрея Буры выступить на таком статусном, престижном турнире, я, конечно, согласился. Андрей Владимирович сказал, что мы будем пахать. Было бы труднее, если б я эти годы не занимался, но так как я постоянно держал себя в форме, ездил на спарринги, активно тренировался, мне было легко войти в нужную форму.

Пресс-конференция перед боем. Соперники «съедают» друг друга глазами.

«Мы изучали противника»

— Как проходила подготовка?

— Я тренировался под руководством Андрея Владимировича Буры в сборной команде «Идущие к солнцу» на протяжении трех месяцев. Три тренировки в день, чтобы восполнить промежуток моего отдыха и прийти в боевую форму. Для того, чтобы комфортно себя чувствовать там, я съездил на чемпионат России. Потом уже в зале мы с тренером работали над ошибками. С помощью ребят, которые стояли со мной в паре, я мог понять, как работает японский противник, одноклубники старались вести бой как он.

— То есть, все три месяца тренер подбирал тебе спарринг-партнеров, похожих на Тенту Онодеру?

— Да, он выше меня на четыре сантиметра, на тренировках со мной работал такой же спортсмен похожего телосложения и такого же роста. Мой партнер по тренировкам выполнял примерно такие же удары, создавал такую же вязкую технику боя, как японец, чтобы мне было на турнире более комфортно. Мы конкретно готовились под японского спортсмена, он титулованный трехкратный чемпион мира, молодой, дерзкий.

— В чём заключалась эта подготовка?

— Мы изучали противника. Просматривали его поединки, как он себя ведет в бою, какие у него коронные удары, его минусы и плюсы. У него есть преимущество на длинной дистанции — прямые удары ногами. Мы понимали, что он будет активно встречать меня на этой дистанции, и во время подготовки использовали технику — средняя и ближняя дистанция, здесь у него есть минусы — он постоянно хватает за руки, показывает вязкий бой с нарушением, не позволяет сопернику показать свою технику, которая есть. И судьи делают замечание обоим бойцам. Моя стратегия ведения боя была выстроена так, чтобы нокаутировать соперника и закончить бой досрочно. Но по ходу боя получилось так, что я не смог реализовать нокаутирующие удары, так как соперник непростой — он не позволил использовать мой арсенал. Навязался очень плотный ближний бой, он постоянно провоцировал на захваты, поэтому может показаться, что яркого боя не было.

«Я пытался заглянуть внутрь, посмотреть его настрой»

— Общались ли вы с соперником до боя?

— Зачем с ним общаться, когда уже после боя можно поблагодарить его? А перед боем можно пожать руку, а о чем-то другом говорить нет смысла. Я стараюсь не контактировать с соперниками, а морально настраиваюсь на поединок. У нас была пресс-конференция, где мы лицом к лицу стояли и смотрели друг другу в глаза — морально «съедали». Я пытался заглянуть внутрь, посмотреть его настрой. Он мне в глаза не смотрел, а куда-то в область шеи.

— Первый и второй раунды заставили зрителей поволноваться. Ты думал о том, что надо что-то менять, иначе всё?

— До последней секунды боя я не сомневался, что я вышел на татами не просто так. Я выходил побеждать, и у меня была большая ответственность перед всей страной, одноклубниками, командой, болельщиками, всеми, кто ждет победы. Я знаю, что второе время заставило всех поволноваться — соперник мне разбил нос, но, тем не менее, я не остановился, а наступал. После двух раундов двое судей дали ничью, двое за японца, пятый судья посчитал, что недостаточно, и поднял ничью. И в третьем раунде я реализовал себя. Он начал так же ко мне прижиматься, отдыхать, делать удары, падать для того, чтобы выиграть время. И тут уже третье время выиграл я — два флага было за японца, а в мою пользу три.

— Непосвящённый зритель скажет — а где зрелище, как в кино? Где удары в полёте?

— Да, простой зритель может сказать, что бой незрелищный, профессионал рассудит по-другому. Мы оба разноплановые — достаточно техничны, работаем от нижнего до верхнего уровня, но соперник вязкий. Если посмотреть повтор, проанализировать бой, можно увидеть, что он постоянно ко мне прилипал, обнимал меня руками. И вроде бы есть замысел сделать какую-то технику, но…. Конечно, если бы был противник попроще и не такой ответственный бой, можно было бы показать различные филигранные удары в прыжках и так далее. Здесь у нас у обоих была огромная ответственность, и нам нужно было применять различные техники не для зрелища, а для победы.

— Как вас встречали болельщики, пришедшие на турнир? После боя говорили что то?

— Публика была достаточно скромная. Когда я стоял за трибунами, два боя проходили вообще в тишине, непонятно, кто ведет — Россия или иностранцы. После боя болельщики подходили и спрашивали: «Где кровь? Почему никто не добивает?» Я понимаю, что сейчас многим людям нужно зрелище, когда на татами и в ринге кровь, кто-то сидит на ком-то и бьёт в лицо, есть такое. Но у нас более другое искусство — сохранить своё здоровье и показать достойный бой.

— Твой соперник применял интересный удар — пяткой в тыльную часть бедра. Это новый прием?

— Удар этот очень эффективен. Он не новинка для меня, я его знал, когда мне было еще 13 лет. Его я перенял у своего одноклубника, когда к нам приезжал спортсмен из сборной, он всех нас пяточкой пробил в бедро. Тогда я задумался, что приём эффективный и нужно его применять. Сам неоднократно его использую на соревнованиях и тренировках. Мои ученики все его выполняют. Здесь этот удар не дал результатов — мое тело без синяков, без травм.

«Папа покажи, как ты дерёшься»

— После боя ты встретился с противником? Как он перенёс поражение?

— Да. После соревнований был фуршет. Мы с ним следовали одной дорогой, и удалось пообщаться. Он занимается этим искусством с четырех лет, его тренер — его отец. Знаю, что их школа уделяет как раз большое внимание тому удару, который я пропустил — удар «Мае-гири» (прямой удар ногой). Что еще примечательно, он мне показал фотографии моих учеников в социальных сетях и говорит: «Это мои друзья из России», а я ему — это мои ученики. Говорили и о бое, он понял, над чем ему нужно работать.

— Насколько мне известно, победу в поединке ты посвятил своей семье.

— Да. Семья это опора, это самое важное в жизни. Одна из мотиваций, это что бы мои дети, Андрей и Милена, посмотрели. Они долго просили: «Папа покажи, как ты дерёшься». Основные победы были одержаны тогда, когда жена была беременна дочерью, а сыну было полгода — и они не видели, как это всё происходит. Теперь они посмотрели бой и увидели, какой у папы боевой дух. Я для них пример того, что всегда нужно бороться до конца и идти только вперед.

— У тебя есть какой-то талисман, который с тобой на соревнованиях, или традиция, которую ты соблюдаешь всегда?

— Перед боем я хожу в церковь, прошу поддержки, в Москве тоже с тренером в храм ходили. Также на каждые соревнования я вожу с собой пустой пакет, чтобы в нём увезти награду. Эта привычка у меня с детства. И на этот бой я взял пакет, в нем и привез пояс. И ученикам своим всегда говорю — пусть у вас будет своя традиция, свой талисман.

Тренер Андрей Бура, прославленный боксёр Константин Цзю и Евгений Мамро.

P.S. Прямая речь

*...Я когда готовился к бою, я знал, что Тента Онодера не стандартный боец, ему уже проиграли два наших чемпиона мира, один из них весит 100 килограмм, другой моей комплекции.

*...В 2014 году я ездил на мастер-класс и там уже видел своего соперника, мы с ним стояли в паре. Там японцы отметили: «Русский боец славится несгибаемой волей, у них боевой дух, они крепче нас…» Это приятно было слышать от родоначальников каратэ.

*...Зал собрал пять тысяч человек, для кого-то это хорошо, для кого-то наоборот, кто-то волнуется и отдает свою энергию залу и проигрывает, а кто-то наоборот питается их энергией и заряжается. Я питаюсь. Я спокоен, мне нравится, когда зрители смотрят, ведь в какой то степени это бой для них, они нас поддерживают и ждут результата, я к этому отношусь спокойно.

*...Я благодарен одноклубникам, тренерскому составу, команде и всем, кто поддерживал меня, как во время подготовки, так во время боя.

*...На момент перерыва в спортивной карьере я завоевал все трофеи, которые хотел, стал двукратным чемпионом мира по киокусинкай, выполнил самый высокий норматив — заслуженный мастер спорта России. Дальше нужно было уделять внимание семье и ученикам. Я углубился в тренировочный процесс, стал уделять время больше своим воспитанникам, чтобы они раскрывались и в скором времени могли добиться своих высот в спорте.















новый год



Веб-камеры Ревды

Опрос

все опросы

Что делать с памятником Ленину в Ревде?

Ответить