Авторизация

Войти
Забыли пароль?

Если у вас нет аккаунта, то, пожалуйста, зарегистрируйтeсь

Регистрация

Поля, отмеченные *, обязательны для заполнения

Максимальный размер файла: 2048 Kbytes
Допустимые форматы изображений: png, jpeg, jpg, gif
может использоваться как логин при входе на сайт
Допустимые символы пароля: . _ a-z A-Z 0-9 , не меньше 5 символов
капча
Зарегистрироваться
15:53
04 Апреля, суббота
Найти
20 Марта 2020 Количество просмотров новости: 479

«Жизнь — моя лучшая муза». Как Ирина Светличная стала настоящим поэтом современности

Современная поэзия — многогранная и местами спорная. Молодые писатели ищут разные формы, чтобы удивить своего читателя, упаковывая вечные темы в совершенно неожиданные подтексты. Но в погоне за необычностью поэты теряют, пожалуй, главное — предназначение их творчества. 21 марта отмечается Всемирный день поэзии. И мы хотим познакомить вас с уральской поэтессой Ириной Светличной. При всех запросах современности она остается самобытной, но такой понятной для тысяч читателей по всей стране. И свои первые литературные шаги они сделала здесь, в маленькой Ревде.

Ирина Светличная: «Я поняла, что пора дарить свое творчество людям, а не складывать его «в стол». Фото Владимира Коцюбы-Белых

Предисловие

Ирина Светличная родилась в Ревде. Здесь же окончила школу, поступила в УрГУ (ныне УрФУ), где сначала попробовала себя на историческом факультете, ну а потом перебралась на факультет психологии.  Какое-то время девушка жила в Екатеринбурге, потом уехала в Москву и недавно вернулась на родину. Сейчас Ирина — практикующий частный психолог. И — настоящий современный писатель и поэт.

Быть может, о творчестве Ирины Светличной в родной Ревде знают пока немного. А вот в стране ее читают и цитируют. Девушка стала членом Российского союза писателей, а в январе этого года на сцене Дома Правительства в Москве получила медаль Чехова за вклад в развитие культуры и литературы. У ревдинцев есть прекрасная возможность познакомиться с Ириной на презентации ее новой книги. Ну а мы решили в преддверии Дня поэта поговорить с ней о том, какой путь молодому писателю нужно пройти, чтобы стать частью национальной культуры.

 

«Я не пишу, я записываю»

— Говорят, поэтом не становятся, а рождаются. Это про вас?

— Честно — в детстве не мечтала стать поэтом и писателем. Все пришло как-то само, постепенно. Первый стих я написала в 14 лет. Он получился случайно. Сидела, смотрела в окно, увидела деревья без листочков, хотя на дворе уже май был. И написала 16 строк. Я сама не знаю, откуда у меня берутся все эти фразы. Просто иду где-то или еду куда-нибудь в машине, в трамвае и у меня раз! — рождаются стихи. Это как Анна Ахматова говорила: «Я не пишу, я записываю». Тогда еще не было современных телефонов, куда можно было записывать голос. Поэтому просто появлялись в голове стихи, и я их переносила на бумагу. За четыре года исписала две тетради.  Правда, в 18 лет я их сожгла.

— Ого! В вас проснулся Гоголь?

— (смеется) Да, все как у него.

— О чем были ваши стихи, которые мы никогда не увидим?

— О природе, о любви. Этакая романтическая философия. Как, впрочем, и сейчас. Мой любимый учитель по литературе Галина Борисовна Иванова, когда я подарила ей свой первый сборник, сказала, что мои стихи напоминают ей Есенина. Вот это вот сочетание природы и любви.

— И зачем же тогда сожгли?

— Из-за любви. Много личного в них вложила. Это, наверное, нормально для тех, кто пишет. У меня даже есть такие строки: «Вспоминая всю свою юность, грусть поэта сгорает дотла. И в сожженных стихах и сонетах — горе, коль любовь так горька»... Я сожгла, правда. Хоть подруга мне говорила, мол, не надо, отдай мне. Но я тогда очень несерьезно относилась к своим произведениям.

Ирина получила медаль Чехова за вклад в культуру и литературу России. Она также вошла в ТОП-100 современных поэтов страны. Фото предоставлено героем публикации

Что-то есть

— Когда начали относиться серьезно?

— Это был мой первый подвиг, в 26 лет. Я пришла к поэту и профессору УрГУ Юрию Казарину. Великий человек! Принесла ему свои распечатанные на листочках стихи. Он их взял, а через неделю на лекции сказал: «Я читал их целый час не потому, что вы красивая девушка. А потому что в них что-то есть».  Мне было очень приятно. И почувствовала, что в этих стихах действительно есть искусство. Ведь ему приходят тысячи стихотворений от разных молодых поэтов! А он выделил мои. И попросил не прекращать писать. Тогда я поняла, что пора дарить свое творчество людям, а не складывать все «в стол».

— Вы говорите об интернет-ресурсах?  

— Да, там я познакомилась с певцом из Москвы Николаем Соловьевым. Ему очень понравились мои стихи. Ему тогда было 74 года. Он очень творческий человек, и всегда помогал молодым авторам. И вот именно он распечатал мой первый сборник. Помню, как приезжала к нему в Москву, забирала книги. В 2015 году он умер от рака... Я ему очень благодарна! Для меня Николай Николаевич был как второй дедушка.

— До недавнего времени вы ведь жили в Москве?

— В столице я прожила чуть больше года и по семейным обстоятельствам вернулась в Ревду. Сейчас тут. Знаете, Москву я никогда не любила. А когда приехала туда весной 2014 года, влюбилась в столицу. И до сих пор люблю. Возможно, вернусь туда. Там у меня все получалось.

 

Поэзия как космос

— Поговорим о ваших книгах. Я так понимаю, вы пишете не только поэзию. Есть даже книга о психологии.

— Ее я писала очень долго. Решилась опубликовать только в августе 2018 года. Она называется «Небо цвета индиго. Дети планеты Земля». Я практикующий психолог, и вижу, как эта книга каким-то магическим образом помогает моим клиентам. Конечно, она о психологии, о любви. Там же есть и о моей жизни, потому что детство у меня было сложное. Я вообще была очень странным ребенком, «белой вороной» во дворе. Думала о том, о чем дети не думают. Например, о том, что солнце не желтого цвета, как мы привыкли, а синего. Есть у меня такая особенность — смотреть на солнце и не жмуриться. И не чихать. Вот я смотрела и видела, что оно — другое. Да, все писатели — странные люди, космические.

— В ваших стихах космос есть?

— Моя следующая книга называется «Космос внутри». Так что вы попали в точку.

— Вернемся к книгографии. Итак, первую книгу вам помог выпустить Николай Соловьев.

— Да, «Ты в моих цветных снах». Это был сборник стихов, небольшой. После его выхода я стала членом Российского союза писателей. Но произведений у меня было гораздо больше! Поэтому довольно быстро родилось второе издание — «Анатомия чувств». Третья книга — «Мосты». После возвращения из столицы я выпустила книгу «Москва и мы». Потом сделали книгу по психологии. И сейчас выпускаем юбилейный сборник самых разыскиваемых стихов в интернете, самых читаемых.

— А вообще много у вас поклонников?

— Это удивительно, но они есть. Недавно в Москве у меня была встреча с читателями. И на нее пришли люди, которых я не знаю, не видела ни разу. Кто-то автограф просил, кто-то книгу пришел купить. У нас даже с ними фотосессия была. Одна 64-летняя женщина цитировала мои произведения. Я была просто сильно удивлена! Потому что, оказывается, в каждом уголке России можно найти такого человека, который тебя читает. Даже заграницей узнавали. В отеле как-то отдыхала. И меня мужчина окрикнул. Я ваш читатель, говорит. Приятно было!

Ирина Светличная начинала свой путь к большой поэзии в Ревде. Долгое время жила в Екатеринбурге и Москве. Сейчас она опытная поэтесса, которая 27 марта презентует свою шестую книгу. Фото Владимира Коцюбы-Белых

Критика губит автора

— Бывает такое, что случается ступор? Ну вот не пишется ничего, и все тут?

— Длинных творческих кризисов у меня не было. Меня вдохновляет все, что красиво. Сама жизнь. Жизнь — моя лучшая муза. Мне всегда хочется писать. Сейчас я заканчиваю философский роман «Окно из полиэтилена». Есть такая категория произведений. К ним, например, «Мастер и Маргарита» относится.

— Писательство для вас — это профессия или увлечение?

— Уже профессия.

— Тогда по-другому спрошу. Вы пишите для людей или ради денег?

— Для людей, в первую очередь. Хотя мои книги покупают. Их можно найти и на «Литресе», и на «Озоне». И в электронном, и в печатном варианте. Есть еще такой сайт «Редро». Он открыл мне дорогу к читателям. Там можно публиковать книги бесплатно. Или можно, к примеру, воспользоваться услугами редактора. Но это уже за деньги. А так у меня много друзей, которые мне помогают. Есть знакомая-художник, которая помогает с обложками. Есть знакомая-филолог, которая может вычитать текст и поправить ошибки.

— Какой результат вы хотите получить от вашего творчества? Что должно произойти с вашей литературой?

— Хочу, чтобы она помогла людям. Даже если в стихах есть драматические мотивы. Драма тоже помогает человеку пережить горе. Она солидарна с ним. Как будто за столом сидит собеседник и помогает все разложить по полочкам.

— Я знаю много молодых начинающих поэтов, которые просто пишут «в стол». Вот как им стать популярным писателем, как вы?

— Нужна смелость, чтобы рассказать миру о том, что ты чувствуешь. И нужно не бояться критики. Но критика губительна для писателя. Я убеждена, что никогда критика не была в пользу для поэтов. Не надо постоянно говорить автору, что вам он не нравится. Автор может закрыться и перестать писать. И мир может потерять настоящую литературную жемчужину.

Беседовали Андрей АГАФОНОВ, Анастасия КОНДРАТЬЕВА, Айслу ИСУПОВА

 

 

Произведения Ирины Светличной

(Мы специально попросили автора выбрать лучшие, по её мнению. Оцените сами)

 

Люди-Океаны

Есть такие люди-океаны,
Они вас восхитят до глубины души,
И, повстречав таких, в них растворившись,
Ты впитываешь в сердце воздух солнца
от их душевной теплоты...

Бывают люди реки и болота,
Затянут так, не вынырнуть —
Погиб ты от тягучих вод...
Они готовы поглотить живьем —
И весь итог…

А Океан велик – могучая стихия,
Живет и оживляет все вокруг,
Как властвует над всеми он,
Как он вселяет силы и
наполняет дух...

Болото – тоже было океаном,
Но высохло и превратилось в грязь,
В нем нет ни капли мирового океана,
В нем бульканье болотных тварей,
В нем лес и то погряз.

***

Наверно, Люди-Океаны
Нам вновь откроют путь,
Нам вновь дадут разбег.
И почему бы ради океана
не вынырнуть из сотен рек?

 

 

Маяк качнулся

Маяк качнулся, и всё было хорошо,
Он не стоял на месте,
Как только ты по улицам пошёл,
Забыв вдруг о своей невесте.

И ночь косила страшною косой
Её чудные мысли.
С ума сходило утро, падая росой
На чьи-то проходившие сквозь годы лица.

 

***

Невозможно, но я простила,
Я не помню обид и не знаю зла.
Мне сегодня Москва открыла
Окна в небо, окна в себя...

Я не знаю теперь, что в прошлом,
Только лучшее забрала —
Если лучшее ты, мой хороший,
Значит ты — настоящее для меня.

 













Веб-камеры Ревды