Авторизация

Войти
Забыли пароль?

Если у вас нет аккаунта, то, пожалуйста, зарегистрируйтeсь

Регистрация

Поля, отмеченные *, обязательны для заполнения

Максимальный размер файла: 2048 Kbytes
Допустимые форматы изображений: png, jpeg, jpg, gif
может использоваться как логин при входе на сайт
Допустимые символы пароля: . _ a-z A-Z 0-9 , не меньше 5 символов
капча
Зарегистрироваться
22:14
23 Мая, четверг
Найти
12 Мая 2019 Количество просмотров новости: 589

«А здесь мы просто взлетаем». Интервью с ледовыми акробатами, которые тренируются на Арене в Ревде

Они непохожи. Наталья — молчаливая, Дмитрий, как сам сказал, мастер художественного трёпа. Наталья — тренер по фигурному катанию, Дмитрий — тренер по спортивной и командной гимнастике в Екатеринбурге и по совместительству — тренер у тренера по фигурному катанию. На то, что они вытворяют на льду, без внутренней дрожи смотреть невозможно. Первоуральцы Наталья Севрюгина и Дмитрий Новиков занимаются акробатикой на льду в Ледовой арене Ревды. Такое вот необычное у них хобби.

Фигуристы прыгают влево, а акробаты прыгают назад. Чтобы прыгнуть назад фигуристу — ему надо «сломать голову», говорят Наталья и Дмитрий. Фото Владимир Коцюба-Белых

«Пока сам не прыгнешь, не сможешь объяснить»

— С чего началось ваше увлечение коньками?

Наталья: В фигурное катание, в Ледовый дворец спорта Первоуральска, меня привела мама. Мне тогда было четыре года. Понравилось сразу и затянуло на 10 лет. Потом перешла в легкую атлетику. Я мастер спорта по легкой атлетике и призер Чемпионата России в эстафете. Пять лет назад в Первоуральске стали делать шоу «Фигурные страсти», туда пригласили Диму Новикова. Мы общались, но в паре не катались.

Дмитрий: У Наташи всегда была другая пара. Все четыре сезона «Страстей» у нас с Наташей было соперничество в парах. У меня была другая партнерша, у нее — партнер. В общую пару мы встали, только когда стали работать в Ревде.

— Подстраиваться друг под друга сложно?

Дмитрий: Нет. Акробатика на льду — это не спорт. В спорте ты ограничиваешь партнера в питании, ему нужно постоянно поддерживать форму и так далее… Здесь — другое. Можно сказать, любительская работа. Хотя вот-вот мы добьемся, что Наташа станет второй девушкой в мире, которая прыгнет сальто на льду. В России она будет единственной, кто это сделает. Сальто прыгают парни, им этому научиться несложно. Сильнее толчок, скорость… Девчонки этого не делают. Есть соревнования, Чемпионат мира по ледовой акробатике, но это больше акробатика парно-групповая. Выступают люди, которые в жизни не стояли на льду, их ставят на коньки, это больше цирковые номера. А вот фляки, сальто, перевороты, элементы брейк-данса очень мало кто делает.

— А вы где этому научились?

Наталья и Дмитрий готовы провести открытый урок для ревдинцев. Фото Владимир Коцюба-Белых

Дмитрий: Я из Тулы. Моим первым видом спорта тоже было фигурное катание, но это длилось буквально полгода. На тот момент в городе не было ни федерации, ни школы фигурного катания. Все было на улице, и как-то быстро затихло. Я ушел в спортивную гимнастику и отдал этому виду спорта 16 лет. Пять лет входил в сборную России по командной гимнастике, четырехкратный чемпион России, двукратный финалист Чемпионата Европы.

Окончил Московский РГУФК и уехал работать за границу — акробатом в мюзикл. Там познакомился с будущей женой, она из Первоуральска. Во время работы случилась травма — оторвался ахилл, и акробатикой заниматься стало нельзя. Артисты шоу на льду предложили попробовать прыгать на льду — конек хорошо держит ахилл. После восстановления в Италии со мной работал украинский тренер Константин Голомазов. Для профессионального акробата прыгнуть сальто и фляк на льду сложно. Падать на мягкую поверхность или головой об лед — есть разница. Я падал, знаю, что это такое. За месяц Константин меня обучил всему, что нужно, и следующий свой контракт я уже отрабатывал в ледовом шоу.

Накатавшись по Европе, мы с женой вернулись в Первоуральск. Познакомились с Наташей, вместе дружим. Мы тренируемся для себя, как любители, не напрягаем друг друга. У меня цель — не себя натренировать, а Наташу. Мне интересно именно обучать, это не каждый сможет. Пока ты сам не прыгнешь, ты не сможешь объяснить. Хочу, чтобы Наташа, научившись, смогла обучать сама. Вдруг кому-нибудь захочется в шоу поработать.

 

«Отмороженный» дуэт

— Глупый вопрос: а вам не страшно? Что должно отключиться в голове, чтобы делать трюки?

Дмитрий: Сейчас, с возрастом, становится страшнее падать. У меня двое детей, поэтому есть страх. А у Наташи не отключается ничего. У нас отмороженный дуэт.

Наталья: Отключиться должно все. Но у меня пока не включился инстинкт самосохранения.

Дмитрий: Она может утром с парашютом прыгнуть, а потом приехать на тренировку! Мне, чтобы с парашютом прыгнуть, надо месяц готовиться! Я уж не говорю, как она водит машину.

— Фигурное катание и акробатика на льду — вещи разные. Как переключаетесь?

Наталья Севрюгина сначала занималась фигурным катанием, потом легкой атлетикой. Сейчас тренирует фигуристов и осваивает ледовую акробатику. Фото Владимир Коцюба-Белых

Наталья: Конечно, это две разных параллели. Фигуристы прыгают влево, а акробаты прыгают назад. Чтобы прыгнуть назад фигуристу — ему надо «сломать голову».

— Сложно было «сломать голову»?

Дмитрий: Наташе — нет. Я с ней ничего не боюсь. Если мне дать другую партнершу или партнера, мне будет не так безопасно, как с ней. Когда у человека есть желание и отсутствует страх, его партнеру тоже не страшно. Такой человек не передумает в последний момент. Я — тренер в академии гимнастики в Екатеринбурге, умею страховать, но на льду все в десять раз опаснее.

 

«Держит свобода»

— А как же обучать? Детей, например…

Дмитрий: Не надо. Только взрослых. Акробатика на льду — не фигурное катание. Я не фигурист, и Наташа учит меня именно скольжению. Хоть и отработал четыре года в ледовых шоу, мне там всегда говорили: «Дима, твоя задача не кататься, твоя задача — прыгать. Ты должен удивлять». Сейчас Наташа меня переучивает, можно сказать. Учитывая «маленький минус» — у меня оба ахилла оторваны и сшиты, поэтому сложно делать перебежки, вращения… Самый хороший возраст перехода в акробатику на льду — 18-23 года. Человек осознанно подходит к вопросу, понимает, к чему он движется. Это должно быть как ответвление определенной экстремальной деятельности, не больше. Фигурное катание должно оставаться фигурным катанием, а акробатика — акробатикой. Раньше, кстати, сальто разрешалось делать в фигурном катании. Потом запретили. Люди, сидящие в федерации, поняли, что если все сейчас начнут делать акробатику на льду, красота фигурного катания уйдет в небытие. Все начнут усложнять фляками, и будет просто цирк на льду.

— Когда же наступает «время ледовой акробатики»?

Дмитрий: Когда ты заканчиваешь ледовую карьеру и тебе хочется покататься по миру, заработать денег. Это вполне реально. В ледовых шоу платят очень хорошие зарплаты. За год такой работы можно купить квартиру в Екатеринбурге.

— Но профессиональный век акробата ведь тоже недолог?

Дмитрий: По-разному бывает. Можно и на первой тренировке уехать в травмпункт и больше не встать на лед, а можно прыгать, пока не надоест. Каждый сходит с ума по-своему. Мы — здесь.

— Кстати, почему здесь, а не в Первоуральске? Финансовый аспект?

Наталья и Дмитрий (почти в один голос): Нас деньги не держат, нас держит свобода! Дмитрий: Ваш Ледовый дворец — новый. Здесь нет коалиций, идет становление. Всегда интересно начинать с чего-то нового. Сложно заходить туда, где «паровоз уже движется», а здесь мы просто взлетаем, и нужно лишь направить все в правильное русло и… развивать.

Дмитрий утверждает, что с возрастом ему все страшнее падать на лед. Фото Владимир Коцюба-Белых

«Лёд в Ревде приятный»

— Если говорить о качестве нашей Ледовой арены…

Дмитрий: Те, кто работает со льдом, просто красавцы! Огромное им спасибо! Хотя они нас с Наташей не очень любят — мы очень сильно бьем лед. И это еще один минус акробатики на льду. Нам нельзя кататься во время массового катания, это небезопасно. Можем кататься только после того, как все группы закончат. Лед восстанавливает энергетику, здесь, в Ревде, он очень приятный. Ты с него уходишь заряженный.

— И где можно на вас посмотреть?

Дмитрий: В соцсетях, конечно. У нас большой архив. Мы с Наташей готовы сделать открытый урок для всей Ревды. Показать какие-то легкие элементы, продемонстрировать, в чем прыгаем. На руки, например, надеваются шипы. Много всего используем, кто во что горазд. Наташа сделала себе шиповки крутые на руки из легкоатлетических шиповок. У нас акробатика — хобби в свободное от основной работы время. А чтобы сделать зрелищный номер, нужно много времени и хороший хореограф-постановщик.

— Какой-то особенный хореограф?

Наталья: Креативный. Тот, который хочет понять лед. В танцах нет скольжения. А в фигурном катании именно в этом вся красота.

Дмитрий: Перед Новым годом мы недели за полторы соорудили номер. Номер специфичный, мне кажется, он мало кому зашел. Наверное, публике хотелось больше драйва под известную музыку. Если б мы были оба фигуристы, было бы проще.

«Если мне дать другую партнершу или партнера, мне будет не так безопасно, как с Наташей. Когда у человека есть желание и отсутствует страх, его партнеру тоже не страшно», — считает Дмитрий. Фото Владимир Коцюба-Белых

«Акробатика не каждому дана»

Не ссоритесь?

Наталья: Это у профессиональных пар бывает. У нас же нет профи, мы друзья.

Дмитрий: Мы же делаем это для себя. Хорошо, если «выстрелит». Такие вещи иногда выстреливают в рекламу, в шоу — это деньги. Если бы обстоятельства сложились немного иначе, мы могли бы уехать в Индонезию на месяц. Хорошие деньги, один номер в день, 2,5 тысячи евро в месяц. Лет до сорока можно на такие контракты поездить. Сейчас мне 34 года, я 11 лет занимаюсь акробатикой на льду. С тех пор, как первый ахилл оторвался.

— Что все-таки нужно, чтобы прийти в акробатику на льду? Физическая форма, особые свойства характера?

Наталья: Много времени, много работы.

Дмитрий: В акробатику на льду приходят или фигуристы-профессионалы, которые хорошо чувствуют лед, или это люди, как я. Да, в 23 года меня по-новому начали учить кататься, но я понимаю, как прыгать через себя, понимаю, что такое сальто и как должно работать тело. Попробуем с сентября открыть на Ледовой арене секцию гимнастики и посмотрим. До второго-третьего юношеского разряда можно совмещать фигурное катание и гимнастику, потом — нельзя. Разная работа мышц и головы идет. Акробатика ведь не каждому дана. Если не дано — даже за деньги не научить.

Беседовала Надежда ГУБАРЬ











Веб-камеры Ревды