Авторизация

Войти
Забыли пароль?

Если у вас нет аккаунта, то, пожалуйста, зарегистрируйтeсь

Регистрация

Поля, отмеченные *, обязательны для заполнения

Максимальный размер файла: 2048 Kbytes
Допустимые форматы изображений: png, jpeg, jpg, gif
может использоваться как логин при входе на сайт
Допустимые символы пароля: . _ a-z A-Z 0-9 , не меньше 5 символов
капча
Зарегистрироваться
05:32
14 Ноября, среда
Найти
11 Февраля 2018 Количество просмотров новости: 698

«Мы споем то, чего Ревда еще не слышала»

В обойме Дворца культуры появился новый преподаватель по вокалу. Вместе с ним — четыре новых коллектива. Сейчас за «вокальные вожжи» обеими руками взялась молодая выпускница Колледжа искусств Анна Новокшанова. Причем, она будет развивать сразу два направления — эстрадное и народное творчество. Дело непростое, но к нему девушка подходит очень серьезно и ответственно. Знакомим вас с новым педагогом и наставником инклюзивного проекта «Мы можем все!» поближе.

Анна Новокшанова — педагог по вокалу Дворца культуры

«Я люблю, когда день проходит в сумасшествии»

— Вы такая молодая девушка, и уже — руководитель нескольких вокальных ансамблей. С чего начинался ваш путь к музыке?

— Я с детства хотела стать артисткой. Но! Мне хотелось больше танцевать. А папа отдал меня в музыкальную школу, сказал: «Нет, занимайся музыкой». Он сам любил именно это творческое направление. Поэтому, никаких танцев. Я отучилась в музшколе. И как-то даже позабыла про свое желание стать артисткой. Поэтому после школы подала документы на специальности «Туризм», «Реклама»....

— Настолько отказались от своей мечты?

— Жизнь все приводит туда, где нам и место. В последний день я все-таки пришла подавать документы в Колледж искусств и культуры в Екатеринбурге. Вошла и увидела, какой там кипиш! Кто-то поет, кто-то танцует, кто-то жонглирует, кто-то стихи читает по разным углам. И тут я сказала папе: «Все, я остаюсь здесь».

— Значит, вам близка больше атмосфера кипиша?

— Да, именно атмосфера. Когда день проходит в каком-то сумасшествии. Тебе нужно погладить костюм, переодеться, распеться, тут же повторить кадриль.  И за день дать три-четыре концерта. И после такой суматохи ты приходишь домой и осознаешь, что устал. Но устал по-хорошему, с чувством морального удовлетворения. Мне вообще нравится общаться с творческими людьми. Вот сейчас я окончила колледж, и нисколько не жалею о выбранном пути.

В русском народном костюме в Доме Севастьянова (бывшем окружном суде в Екатеринбурге).

— А были моменты, когда жалела?

— Я — нет. Мне многие говорили, мол, зачем тебе это? После 11 класса надо идти на высшее образование учиться, а тут только среднее специальное. Но в Екатеринбурге нет ВУЗов, где обучают вокалу. Только колледж.

 

«Белорусская свадьба» на госэкзамене

— Слушайте, но ведь там совсем иная жизнь, нежели в каком-то другом учреждении. Это ведь другое студенчество.

— Я не училась в другом институте или колледже, поэтому мне сравнить не с чем. Но, наверное, другое. Мы находились в колледже с 8 утра и до 20 вечера. До 17 часов примерно у нас шли общие, теоретические предметы, потом начинались индивидуальные. Например, фортепиано, дирижирование. Не у каждого в общежитии был синтезатор, поэтому приходилось оставаться после пар. Сложность еще в том, что нужно найти свободный кабинет. Ведь были еще, к примеру, театралы, у которых тоже были уроки фортепиано или вокала. Они тоже занимали кабинеты. А еще был обязательно сводный хор.

— Это как?

— Это когда представители всех курсов пели в одном хоре, с которым занимались выпускники — готовили его к большому выпускному концерту. Есть хоры и по каждому курсу отдельно.  

Выпускной госэкзамен, КДЦ «Дружба», г. Екатеринбург

— Получается, на выпускном курсе вы тоже готовили хор к своему экзамену?

— Конечно. Как это происходит. Например, 10 выпускников. Каждый готовит две песни, две партитуры. Их разучивает с хором в течение учебного года. Все заканчивается государственным экзаменом — концертом. И это не просто «вышли и спели». Тут все по сценарию. У нас было так. Нам выдали три темы. Каждый выбрал ту, которая ему нравится. Получается, мы поделились на три блока. На каждый, примерно, 15 минут. Кто-то готовил по теме Ивана Купалы, кто-то по Гражданской войне, так как было 100-летие, а мне захотелось взять тему «Белорусская свадьба». Чтобы понять, как это исполнить, как подать, нужно было окунуться в эту тему с головой. Мы изучали их песни, чем они жили, чем занимались. Это было не просто. Представьте, вот ты выходишь к хору, а их 40 человек. Ты должен сделать с ними две песни. А среди них могут быть студенты первого курса, которые еще не знают нот, да и петь-то некоторые еще не умеют. И ты работаешь с ними как хормейстер, собираешь хор воедино.

 

Петь под минусовки сложнее, чем под оркестр

— Я так понимаю, в Колледже искусств мало петь. Надо еще играть на инструменте каком-нибудь.

— За четыре года ты перебираешь множество специальностей. Например, хореография. Мы также танцевали, растягивались. Были так же домра, балалайка, баян. Везде ты занимаешься индивидуально и сдаешь в конце экзамен.

— И на всем этом вы умеете играть?

— Фактически (смеется). Мне ближе фортепиано. А со струнами я не дружу. Были у нас и такие предметы, как музыкальная информатика. Нужно было писать ноты в определенных программах, выстраивать партитуры. Или переписывать партитуры в компьютер. Много всего было. А госэкзамен состоял из трех частей — теория, концерт и дипломная работа. Диплом я писала по теме, которую выбрала для концерта — о белорусской культуре.

Выступление на Дне металлурга в составе вокального коллектива Татьяны Тарасовой.

— А что это за «фишка» такая — учиться вокалу и параллельно инструменту? Зачем это надо?

— Первый основной предмет для вокалистов — это фортепиано. Потому что большинство нот, которые мы поем, идут по фортепиано. А на хоре или вокале без нот никуда. Круг замыкается. Если ты не знаешь фортепиано, то как себе будешь наигрывать ноты? Важно уметь играть и на других инструментах. Я выпускалась как педагог-хормейстер по вокалу, в том числе народному. Я всегда должна уметь подыграть ребенку, например, на баяне. То есть, аккомпанировать.

— То есть, петь под живую музыку.

— Именно. Люди привыкли петь под минусовки. А когда ты четыре года поешь под живой звук, очень сложно перестроиться. В чем плюс оркестра — не ты под него подстраиваешься, а он под тебя. Поэтому сложно научиться петь снова под минусовки.

 

«А где кокошники?»

— Раз вы учились на народное творчество, значит, его и стараетесь продвинуть во Дворце культуры?

— Это не просто. Ко мне дети приходят, и я им говорю: «У нас есть эстрадное пение, и есть народное». Дети сразу: «Народное? Это где кокошники? Нет, мы не пойдем». И меня сейчас это очень удивляет. Хотя на первом курсе я сама стеснялась, когда на меня надели рубаху, сарафан, заплели косы, вплели ленты и отправили петь. Я очень смущалась этого костюма, наверное, года два. Ведь мы же привыкли к попсе — надел юбку короткую, топик, и все! А потом у меня появилась гордость! Ведь я же русский человек, в русском народном костюме! Но мы выступали без кокошников. В них сейчас выступает только Надежда Бабкина, наверное.

— Вряд ли это аргумент для молодежи.

— В том-то и дело. Я иногда не знаю, как их переубедить. Хотя есть очень важная, но простая истина. Если я пою народное, то и эстраду спеть смогу. А если пою только эстраду, то вряд ли у меня получится исполнить народное. Я беру такие песни, которые никто никогда не слышал. Люди привыкли, что русские народные песни — это «Калинка-Малинка», «Во поле березка стояла». И все. Больше песен не существует. Но их огромное количество. И они завораживают! Именно это чувство я пытаюсь привить нашим детям.

Анна вместе с мамой Зоей Новокшановой.

«В моем коллективе фанеры не будет!»

— Итак, с какими коллективами сейчас вы занимаетесь?

— Мне передали коллектив «Крещендо» («CRESCENDO»). Конечно, произошел некий естественный отбор. Кому-то не понравилось, что сменился руководитель. Кому-то не приемлема моя методика обучения. Но практически половина коллектива сохранилась. И спустя три месяца я вижу результат. Например, двоих вокалистов — Илью Фаизова и Вячеслава Глубоких — я отправила на «Голос Ревды». «Крещендо» — это основной коллектив. В него входят четыре группы. Первая группа «Разные» — она состоит из одних мальчиков. Вторая — «Плэй» («Play»). Она образовалась недавно. Там поют три девочки. Ее концепция простроена таким образом, что в каждом номере будет одна вокалистка и две бэк-вокалистки. Но у каждой девочки будет своя сольная песня.

— Этакое ревдинское «Серебро»?

— Нет. Вот третья группа больше похожа на «Серебро» — «Дольче» («Dolce»). Там тоже три девочки и мы с ними разучиваем современные, танцевальные песни. И четвертая группа «Артель» — это народники. Ну и помимо этого я занимаюсь подготовкой отдельных вокалистов, когда попросят. Например, помогала двух вокалистам СУМЗа готовить выступления ко Дню защитников Отечества.   

— А сами вы выступаете?

— Да, занимаюсь сольным народным пением с группой Татьяна Голоядовой. Также пою в коллективе у Сергея Цивилева. Сейчас мы с ними готовимся к большому сольному концерту, который пройдет 13 апреля. А вообще, я предпочитаю быть «серым кардиналом». Я больше получаю ощущений и удовольствия, когда выступают мои артисты, когда я переживаю за них за сценой. Правда, пока мои ребята особо нигде не выступали. Мы еще готовимся. «Артель», кстати, выступит уже на Масленице. Но мы ставим для себя большие цели. И, в первую очередь, стараемся полностью отказаться от фонограмм. Я им сразу сказала: «В моем коллективе фанеры не будет».

 

«Мы будем петь то, что никто не слышал»

— Что лежит в основе вышей подготовки? Ну, помимо вокала.

— Нужно быть артистом. Можно хорошо петь, но при этом стоять на сцене, как столб. Мы уходим от этого. Самая распространенная проблема, когда артист поет, но смотрит в пол. У меня есть определенные методики, которые подготавливают к артистичности.

— Не боитесь, что ваш народный коллектив будут сравнивать с «Горлицей»?

— Нет. Я буду делать кое-что другое. У них определенные песни, костюмы, сценические образы. У меня другое направление. Костюмы, к примеру, мы будем шить именно старорусские. И песни мы будем петь такие, которые никто здесь не слышал. У меня есть определенный план, и пусть он пока будет сюрпризом. Но скажу точно — мы не собираемся конкурировать с «Горлицей».

— Каким вы видите свое будущее и будущее ваших коллективов во Дворце культуры?

— Я лично вижу, что определенные группы так и останутся. Еще хочу сделать добор, потому что надо побольше вокалистов. Я думаю, мы расцветем и добьемся того, чего хотим. Много препятствий на пути. Даже в контактах. У всех ведь амбиции, свои проблемы, подростковый возраст. Но мы добьемся того, чего хотим. И вскоре начнем выходить на площадки. Главное, у нас очень дружный коллектив.

— Если после этого интервью, появятся желающие у вас заниматься, как вас найти?

— Я очень рада видеть каждого человека во Дворце культуры, в 305 кабинете. Вторник, среда и пятница — эти дни точно на месте. Хотя я практически всегда нахожусь во Дворце. Можно прийти, записаться.

Андрей АГАФОНОВ



новый год















Веб-камеры Ревды