Авторизация

Войти
Забыли пароль?

Если у вас нет аккаунта, то, пожалуйста, зарегистрируйтeсь

Регистрация

Поля, отмеченные *, обязательны для заполнения

Максимальный размер файла: 2048 Kbytes
Допустимые форматы изображений: png, jpeg, jpg, gif
может использоваться как логин при входе на сайт
Допустимые символы пароля: . _ a-z A-Z 0-9 , не меньше 5 символов
капча
Зарегистрироваться
14:41
19 Ноября, понедельник
Найти
29 Января 2018 Количество просмотров новости: 862

Глина как произведение искусства

Кто-то может подумать, что в Детской художественной школе Ревды учат только рисовать. Но есть в «художке» один кабинет, который может больше напоминать выставочный зал, нежели мастерскую. И здесь не картины, а керамические изделия. Все это — творения учеников Флюры Масловой. Именно она и ее искусство стали героем нашей новой публикации  к юбилею Детской художественной школы.

Флюра Маслова работает в художественной школе более 20 лет.

«Зачем испанская глина, если есть своя?»

— Флюра Мансуровна, расскажите, какие новые техники, идеи привносите в искусство лепки и керамики?

— Я много лет назад узнала только одну технологию — круговой налеп. Такая техника часто используется на юге нашей страны. Если говорить конкретно о Свердловской области, я ей научилась в городе Лесном. И лепила именно в этой технике. Но оказывается, существует еще много техник, о которых я не знала. Всем, особенно педагогам, нужно развиваться дальше, узнавать что-то новое, поэтому я всегда мечтала побывать на каких-нибудь интересных курсах. И вот, волею судеб, я поехала в Омск на фестиваль «Керамофест». Он включает в себя и учебную часть, и конкурсную. Вот знаете, очень хотелось, чтобы и у нас подобные мероприятия проводились, где нас учили бы с утра и до вечера, как там, приглашая именитых российских мастеров. Нас вот, к примеру, учили Алена Залуцкая из Новосибирска, Елена Сметанина из Рязани, учителя из Красноярска и местные мастера, которые по уровню превзошли многих именитых людей страны.

— Получается, Сибирь как бы на время фестиваля стала этакой столицей керамического искусства?

— Я 20 лет думала, что этот промысел процветает только там, где есть месторождения глины. У нас вот, слава Богу, есть Кирзавод. Там очень хорошая, крепкая, живучая ревдинская глина. А в Омске все живут на привозной. На фестивале был мужчина из Кунгура. И он говорит, мол, зачем вы покупаете испанскую глину? Она же дорогая. У нас есть своя, российская. Он берет глину в Свердловской области. Я подумала: «Ой, это же где-то у нас. Живу здесь и не знаю, где у нас еще глину можно взять». Оказывается, розовая глина (по цвету после обжига) есть в Сухом Логу. Она мягкая, а для крепости в нее добавляется кирпичная крошка (шамот). Мы, кстати, закупили ее. Теперь пользуемся и нашей, и сухоложской.

 

«Глина диктует стиль и идею»

— Вы сейчас с таким энтузиазмом рассказываете. Хотя я слышал, что еще недавно вы собирались заканчивать с искусством.  

— Да, еще в прошлом году я думала, что вот, скоро пенсия, надо брать меньше часов, поменьше работать. А теперь у меня не хватает времени на воплощение всего, что я узнала! Нас на фестивале учили разным способам лепки. Хочется передать их нашим детям. Там, кстати, заняла второе место на конкурсе. Потому нас пригласили на следующий международный фестиваль в Томске — «Праздник топора». Нас попросили лепить жгутиковым способом. А я всегда думала, что жгутиковый способ и круговой налеп — это одно и то же. Нет! Есть разница! Еще в Омске изучили работу пластом, как изготовить трипольскую посуду, которая еще до нашей эры существовала. В общем, я сделала важный вывод — можно учиться у истории и при этом изобретать что-то новое.

— Я правильно понимаю, что глина бывает разная, и не из каждой можно что-то слепить?

Флюра Мансуровна показывает любимые работы. Эту фигурку делала Соня Козырина.

— Она различается по цвету и качеству. Для миниатюр живучей является жирная глина. Она пластичная, очень хорошо тянется. Если я хочу сделать монументальные вещи, нужна более тощая глина. Она не должна быть жирной, иначе лопнет. Наша, кирзаводская глина, как раз вот для крупных изделий подходит. Еще на СУМЗе есть белая глина... Вот ее бы попробовать детям. Она — красавица.

— Получается, для простых обывателей глина — это вот кусок грязи. А для вас — предмет для произведения искусства.

— Я всегда, когда езжу мимо Волчихи, замечаю крутой склон, с которого во время дождя прямо стекает глина. На смыве видны ее разные оттенки. Я прям не могу! Хочется остановиться, но там это сделать трудно — поворот. Так охота набрать ее, обжечь и посмотреть, какая же она получится. Понимаете, глина диктует свою стилизацию. Этот материал не позволяет лепить изящные вещи. Они получаются более грубые. Поэтому я всегда говорю детям — надо искать компактные формы. Иначе фигурка быстро сколется. В глине приветствуется эклектика — отход от натурального образа и усмешка, гиперболизм. Глина — материал для игрушки и посуды. Любая вещь, сделанная из глины, должна быть оригинальной. Из нее невозможно сделать точную копию. А что получится, всегда таинство.

 

«До прихода в школу, у меня не было художественного образования»

— А у ваших учеников часто такое бывает, что они начинают делать, но сами не знают что?

— Да. У меня был один выпуск — я им дала кирпич. В смысле, комок глины проминаем руками, обстукиваем и формируем в кирпич. Потом прошу сделать углубление, основу пошире, и все — теперь превращайте это в любой образ. Одна девочка, Даша Соловьева, сделала котика. Маленького, но такого клевого! Мы потом с детьми его даже перевоплощали. Она вот, наверное, и не знает, но в интернете, если набрать запрос «керамические коты», обязательно будет картинка именно ее кота. В большом варианте он вообще «вкуснящий». Мы его прозвали «Тульский пряник».

— Мне кажется, научиться рисовать практически невозможно. Для этого нужны, так скажем, задатки. А вот научиться лепить можно?

— Конечно. Возможно, это дано от природы, но не все об этом знают. Многие просто не любят прикасаться к глине — она пачкает руки, а у кого-то еще маникюр, ногти наращенные. Это мешает. Вы знаете, я более 20 лет работают в ДХШ. Но у меня не было в детстве за плечами художественной школы, я не занималась. Более того, я всегда тяготела к рисованию. Если бы еще тогда я пошла в «художку», то многому бы научилась еще. А так — варилась в собственном соку. У меня есть интересный опыт — я порядка 10 лет вела на базе школы вечернюю группу для взрослых. Более того, я сама в такую группу ходила. И именно эти занятия привели меня сюда, только уже в качестве педагога. Всегда есть люди, у которых есть желание прикоснуться к искусству, но нет возможности. И однажды наступает время, когда, например, дети выросли, а внуков еще нет. И появляется время заняться чем-то, найти себе увлечение. И вот такие люди приходят в вечерние группы. Поначалу они думают: «Да я с роду такое не слеплю». А потом начинают делать изумительные вещи.

— То есть, у вас не было никакого художественного образования?

Еще одна любимая работа Флюры Масловой — «Мотоциклист» Саши Макушева.

— Да, я пришла в вечерний класс к Александру Федоровичу Пикулеву. Он мой любимый учитель! Еще Ирина Павловна Захарова. Так вот, Александру Федоровичу очень хотелось, чтобы в школе появилось что-то эксклюзивное. Я год рисовала у него, а потом он мне показал целую ванну глины. И я стала лепить. Первое, что у меня получилось, это грузин. Потом пошли вазы разные. Бывший директор школы Юрий Лопаев увидел мои работы и сказал: «Хорошо бы нам принять этого человека на работу». И принял.

 

«Для меня запах столярного клея был любимым»

— Интересно, откуда у вас вот эти способности?

— Я поняла это со временем. Мой папа был столяром-деревянщиком. Он делал красивую фигурную мебель с текстурной бумагой, проклеивал все казеиновым клеем. Для некоторых запах столярного клея вонючий, а для меня — любимый. Потому что папа его варил всегда, а мне давал столы расписывать. И мы их рано утром несли продавать на базар. Я думала, что в папу. Но спустя много лет мама, когда приехала ко мне в гости и увидела мои изделия из глины, рассказала. Оказывается, они лепили фигурки из глины в детстве на берегу Камы. Я говорю: «Как?» Она взяла, слепила гуся, на гусе — гусыню, вокруг — яйца и гусятки. Они на берегу Камы лепили такие изделия, сушили их на солнце, приносили во двор, обкладывали полынью, обставляли все скамеечками, утварью, живностью — все из глины. Тогда ведь не было игрушек. Получается, сработала генетическая память.

— Сейчас для вас это дело жизни. И, судя по количеству разных изделий и фигурок в вашем кабинете, вы этому делу научили многих юных ревдинцев.

— Они делают шедевры! У меня четверо из пяти детей в Омске заняли призовые места. Представляете, у них там керамика на высшем уровне, а мы еще умудряемся выигрывать. Они уже вовсю покрывают изделия глазурью. А мы этому только учимся. Мы все время раскрашивали темперными красками. Теперь вот практикуем и глазурь. Она бывает разная, но у нас безвредная. Ее главная особенность и отличие от краски — глянец. Потому что в ее состав входит песок. А песок используется в технологии стекла. Поэтому после обжига глазурь стеклянеет и смотрится очень красиво.

 

«Я поняла — на пенсию еще рано»

— Как думаете, отчего могут спасти занятия керамикой?

— Я посмотрела передачу про депрессивно-больных людей. И чтобы не было депрессий, в Германии устраивают арт-терапии. Человеку нужно, например, рисовать свои мысли. Это свобода, это волнистые линии. Человека, благодаря этому, выздоравливает. Однажды я вела вечернее занятие. Приходит на экскурсию группа – трое мужчин и женщина. Они заехали к кому-то из родственников в Ревду, а гнали машины с Дальнего Востока. С ними женщина была, везла себе машину. Мужчины гуляли по школе, а она присела к нам лепить. Женщина рассказала, что они гнали машины по такому бездорожью, наполовину в грязи, насколько было тяжело. И она такую благодарность нам выразила!  После этого стресса один урок ее сильно восстановил. Для меня этот случай был показательным.

— Какие у вас планы сейчас? Вы говорили, что мечтой было побывать на курсах. Дело сделано. Что дальше?

— Сейчас поступило предложение съездить на пленер на Алтай. Я прям хочу! У меня до сих пор мурашки по коже от всего, что увидела на фестивале. Хочется делать, учиться и творить. Еще одна мечта. Что я за керамист, если и не владею гончарным кругом. Поэтому моя следующая цель – освоить его. Сейчас я осваиваю гончарное ремесло, но на старом деревянном коне. Благодарю вниманию администрации школы к развитию керамики, думаю, что у нас вскоре появится новый электрический гончарный круг. Я поняла, что мне на пенсию еще рано.

Андрей АГАФОНОВ. ФЫото Андрея Агафонова







новый год











Веб-камеры Ревды

Опрос

все опросы

Что делать с памятником Ленину в Ревде?

Ответить