Авторизация

Войти
Забыли пароль?

Если у вас нет аккаунта, то, пожалуйста, зарегистрируйтeсь

Регистрация

Поля, отмеченные *, обязательны для заполнения

Максимальный размер файла: 2048 Kbytes
Допустимые форматы изображений: png, jpeg, jpg, gif
может использоваться как логин при входе на сайт
Допустимые символы пароля: . _ a-z A-Z 0-9 , не меньше 5 символов
капча
Зарегистрироваться
02:21
15 Ноября, четверг
Найти
26 Ноября 2017 Количество просмотров новости: 1087

Мама должна быть у каждого

Лариса Фарафонтова с мужем Александром и дочерью Юлией в начале 2000-х приехали в Ревду из Узбекистана. И практически сразу, в 2003 году, стали участниками проекта «Патронатные семьи», организованного специализированным Домом ребенка. Сначала семья не понимала до конца, что это такое. И тем более не могла знать, насколько это перевернет не только их жизнь, но и жизнь многих детей. В частности, маленькой девочки Леры.

13-й ребенок

— Я думала, что этот проект что-то типа семейного детского сада, — рассказывает Лариса Алексеевна. —  Утром забираешь ребенка к себе, вечером отводишь обратно. Для семей, которые решились участвовать в проекте, проводят занятия специалисты Дома ребенка, психологи. И уже на этом этапе некоторые семьи выходят из программы, потому что понимать, что им предстоит. Мы прониклись и не смогли уйти. Я поняла, что это мое.

Проект предполагал, что дети до возвращения в биологическую семью или до усыновления помещались в патронатную семью, где они учились жить. Буквально заново. Потому что большинство детей находились в нечеловеческих условиях до попадания в приют. Таким ребенком была маленькая Валерия. Она попала в семью Ларисы и Александра в 2008 году. И она была 13 ребенком, которого пригрела семья.

— Первым был мальчик Никита, ему тогда было пять лет. В основном, все ребятишки были помладше — от полутора лет до трех годиков, — вспоминает Лариса.  — Самое большое время, которое находился ребенок в нашей семье, два года. Потом прошло какое-то время, и в нашей семье появилась Лерочка.

У детей должна быть мама

Скрывать не будем, не всех детей хотелось оставить. Первая девочка, которую Лариса и Александр хотели удочерить, уже рассматривалась другой семьей. И отбирать ее у людей, которые ждут этого ребенка, они не стали. Поэтому когда появилась Лера, они поняли, что ее нужно оставить. Так оно и случилось. Проект патронатных семей, к сожалению, закрылся спустя год.

— Вы не поверите, сколько людей в России и за границей не могут иметь детей. А дети — это счастье, и им хочется их иметь. Поэтому дети находили семьи достаточно быстро. Очень жаль, что проект закрыли, — печалится Лариса. — Я считаю, что он должен существовать. Что дети должны находиться в семьях, попав в трудную жизненную ситуацию, а не в спецучреждениях. Какими бы хорошими они не были. Наш Дом ребенка — это прекрасное место, там работают прекрасные люди. Но мое убеждение в том, что каждый ребенок должен иметь возможность сесть на колени матери и быть обнятым.

В патронатных семьях, считает Лариса Фарафонтова, дети начинают социализироваться. Они понимают, что банан нужно сначала почистить, в чай нужно положить сахар, а помидоры надо сначала купить. К тому же, в семьях их здоровье становится разительно лучше.

— Воспитатели занимаются несколькими детьми, а в семье их один-два. Дети хотят быть любимыми. И не в общей массе, а именно тобой, мамой. Они хотят иметь личные вещи. Это очень важный момент.

Семья Фарафонтовых — не единственная в проекте, кто впоследствии взял ребенка под свое крыло. И они благодарны родителям детей, которые находились в свое время у них под патронатом. Они изредка списываются, им присылают фотографии, как растут эти ребятишки. Но самый главный ребенок остался вместе с ними.

Фрагмент фотопроекта ко Дню матери

Папина дочка

— Решающим стало слово папы. Он сказал: «Все, она будет наша», — улыбается Лариса. — Когда мы сдавали на группу крови, у нее оказалась папина группа, как и у старшей дочери. Так что это папина дочка. Конечно, сначала не все было гладко.

У Леры были проблемы со здоровьем. Она пришла из очень неблагоприятной семьи. Об этом Лариса Алексеевна вспоминает с дрожью в голосе.

Сейчас все кардинально изменилось. Валерия — очень спокойный ребенок, здоровье практически наладилось. Она неплохо учится, любит танцевать. Сначала занималась в «Стейдже», теперь в «Созвездии» у Екатерины Ступы. Очень любит заниматься спортом. Когда маме говорят, дескать,  у вашего ребенка двойка по диктанту, Лариса в шутку парирует: «А вы попробуйте подтянуться столько же, сколько Лера». Было еще одно увлечение — ИЗО. Но психолог посоветовал пока не перегружать ребенка. Впрочем, к рисованию скоро планируют вернуться.

 

Ничто не заменит любовь

Старшая дочь Юлия сейчас окончила УрФУ, живет и работает в Екатеринбурге. С младшей сестрой она всегда была в очень хороших отношениях, всегда заботилась и помогала. Теперь черед Леры. Она очень хочет маленькую сестренку и нянчится с малышами во дворе.

— Юля очень любит Леру. А Лера нас. Папа как-то уезжал на рыбалку на Волгу на две недели. Извелись все! Особенно Лера. Ей обязательно нужно, чтобы рядом была семья. Вообще, меня просто убивает, когда говорят: «Вот ваши дети и приемные». Они обе мои! И обе одинаково любимые.

Лариса Алексеевна считает, что взять в семью детей, оставшихся без родителей, это хороший, жизненный порыв. Но рекомендует взвесить все «за» и «против», понять свои возможности.

— Вы не получите «конфетку в красивой обертке», — уверяет она. — Потому что дети, чаще всего, проходят через таки испытания, которые не могут не оставить след на физическом и особенно психологическом здоровье ребенка. Придется столкнуться с многими сложностями. И с этим решением — взять ребенка в семью — должны быть согласны все члены семьи. Не надо думать, что если кто-то против, то стерпится-слюбится. Это может обернуться трагедией.  Дети ждут любви. Никакие игрушки, вещи и социальный статус не заменят любовь.

Андрей АГАФОНОВ









новый год









Веб-камеры Ревды