Авторизация

Войти
Забыли пароль?

Если у вас нет аккаунта, то, пожалуйста, зарегистрируйтeсь

Регистрация

Поля, отмеченные *, обязательны для заполнения

Максимальный размер файла: 2048 Kbytes
Допустимые форматы изображений: png, jpeg, jpg, gif
может использоваться как логин при входе на сайт
Допустимые символы пароля: . _ a-z A-Z 0-9 , не меньше 5 символов
капча
Зарегистрироваться
05:40
17 Ноября, суббота
Найти
08 Сентября 2017 Количество просмотров новости: 904

«Куда едешь в отпуск? В Таджикистан???...»

Ревдинцы Степан Шашмурин и Валерия Федотова любят проводить отпуск активно, в походах и разъездах. Но это лето им наверняка запомнится на всю жизнь. Ведь далеко не каждый рискнет совершить автопутешествие по Средней Азии, побывать сразу в нескольких странах, находясь 23 дня в пути. Странное отношение к туристам из России, кишлаки Афганистана, сумасшедшие иностранцы на высоте четырех километров и восхитительные горные пейзажи на рассвете — история ревдинских путешественников в нашей приключенческой рубрике.

10 тысяч километров

— Ребята, я когда услышал о вашем путешествии, был под впечатлением. Скажите-ка еще раз, какой у вас был маршрут?

Валерия: Кольцевой. Из Ревды в Казахстан, оттуда в Узбекистан, Таджикистан, Киргизию, Казахстан и в Ревду.

Степан: Основная наша цель — Памирский тракт. Это самая высокогорная дорога в СССР. Мы оба с детства увлекаемся туризмом. Вот и поехали за красивой природой и видами. Подъехали к подножию пика Ленина, пожили в юртах, посмотрели весь национальный колорит — таджикский, киргизский...

На границе России и Казахстана

— Так, стоп. Вы мне скажите, как вам вообще в голову такая идея — сделать круг по Средней Азии на автомобиле?

Степан: Идея пришла в голову мне сразу после прошлого отпуска. Я тем летом ездил в Карелию, за полярный круг, полуостров Рыбачий. Там тоже очень красиво. Когда приехал домой, сразу начал искать, куда бы еще съездить. Потому что подготовка к подобным поездкам занимает прилично времени.

Валерия: Да, пришлось много времени заниматься пропусками, мы ведь долго ехали вдоль границы.

— Это через консульства оформлять пришлось?

Степан: Консульства сразу сказали — мы таким не занимаемся. Поэтому все делали через туристические фирмы. Только в Таджикистане пропуск оформляли у них в миграционном ведомстве и милиции.

— Мне кажется, в подобном путешествии нужно особенно тщательно готовить автомобиль.

Степан: Конечно. Все малейшие косячки устранялись. Новую резину купил, полностью прошел техобслуживание. Потому что у нас вышло 10 тысяч километров, для этого машина должна быть надежной. Неприятно было бы в пяти тысячах километров от дома встать где-нибудь в горном ауле. Запаска была с собой. Бензин не брали. Там с заправками нет проблем. У меня еще два бака — машина на газу и на бензине. Дороговат, конечно, бензин, но без него не останешься.

— А был когда-то опыт подобных длительных поездок?

Степан: Так вот когда на Рыбачий ездил, там тоже где-то месяц мы были.

Валерия: А у меня в первый раз. Но страшно не было. Главное, подготовить не машину, а родственников. Им было немного дико. Куда, говорят, собрались, съездите лучше на море. А Степа сказал, что в Турции будем на пенсии отдыхать, сейчас лучше вот такой отдых. Все меня спрашивали: «Куда едешь в отпуск? В Таджикистан?! Что?! Куда?! Зачем?!» Все эта идея казалось необычной.

Байконур

Подозрительное отношение

— Итак, старт вашего путешествия состоялся 1 августа. Какой был первый пункт в плане?

Валерия: Наверное, Байконур. Но мы мимо него проезжали. Город закрытый. Видели только антенны. Самих пусковых не видно было.

Степан: А первая точка, по сути, озеро Искандеркуль — туда мы точно собирались заехать.

Озеро Искандеркуль. Местные жители говорили, что в нем не искупаться, типа вода ледяная, но мы спокойно зашли, поплавали

— Кстати, как местные жители к вам относились? Как встречали?

Степан: У нас был такой случай в Ташкенте. Зашли в кафе покушать. Хозяин узнал, что русские туристы пришли, и сам к нам вышел. Он был очень вежливым. Спросил, как наши дела. Мы ответили, что все хорошо, сейчас покушаем и отправимся дальше, искать, где переночевать. Он говорит: «Зачем ночевать в машине? Поедем ко мне, у меня квартира пустая, живите, сколько хотите».

Валерия: Знаете, там очень отзывчивые люди, бескорыстные. Но мы отказались в итоге.

Степан: Так он нам постелил на топчане прямо у себя в кафе, поставил бамбуковые загородки, мы легли и отрубились.

Валерия: Там еще посетители сидели. Но мы им, видимо, не мешали. А они нам.

Памирские дети в поселке Каракуль на берегу одноименного озера

— Вот это сервис. Не думал, что там так относятся к русским.

Валерия: Мы даже как-то думали, что это подозрительно. Почему к нам все так относятся — предлагают переночевать дома? Нас останавливали инспектора ГАИ, говорили: «Рады приветствовать вас на таджикской земле! Как вам у нас? Как погода?»

Степан: Но это только в Таджикистане. У остальных была цель только на деньги развести.

Река Искандеркуль

Валерия: Степа был к этому готов, читал много отчетов, отзывов, изучал основные законы, за что могут оштрафовать.

Степан: Если я знал, что ничего не нарушил, то общение на этом и строил. Но мы денег никому не давали. У нас бюджетное путешествие.

Водопад на реке Искандеркуль, которая вытекает из озера

— И правильно! Так, куда дальше?

Степан: Ташкент проехали, и в Таджикистан. Сначала на озеро Искандеркуль заехали. Большое красивое горное озеро. Там якобы дача их президента стоит. Мы там полтора-два дня постояли. На катере покатались.

Валерия: Мы остановились на турбазе. Прямо у берега свою палатку поставили. Я как-то пошла до машины, а на обратном пути мне на встречу вышел хозяин базы с огромной тарелкой плова. Это он нас решил угостить. Люди когда нас видят, сразу почему-то улыбаются, смотрят с интересом. Мы, наверное, так лет 20 на чернокожих реагировали. В больших городах глядят да перешептываются, а в кишлаках там мы вообще как инопланетяне.

Памирский тракт

Естественный отбор

— А как у них жизнь в кишлаках устроена?

Валерия: Мы четыре дня ехали вдоль реки Пяндж. Она служит границей между Таджикистаном и Афганистаном. Представьте, горы, посередине река, слева — Таджикистан, справа — Афганистан. И вот эти кишлаки... В Таджикистане хоть какая-то цивилизация есть. Мы посмотрели на Афганистан —  я была в шоке. Что люди делают! У них вообще ничего нет.

Степан: Там натуральное хозяйство. Горы, зелени мало, и за счет чего выживают — непонятно.

Валерия: И эта река Пяндж — она ничего не дает. Там руку в воду опускаешь, достаешь — она в черном песке. Очень грязная, явно там рыбы нет. Мы очень редко видели, чтобы там кто-то купался.

Степан: Она просто очень обрывистая, порожистая. Несколько раз видели, где пляж более пологий, там афганские дети купались. Мне за них страшно было! Там течение очень сильное.

Валерия: Подальше заходишь, и просто сносит! Там естественный отбор, наверное, какой-то. Река страшная. Мы даже боялись к ней сначала подходить.

— А помимо вас иностранные туристы там были?

Валерия: Да, и они более сумасшедшие! Кто-то на велосипедах, кто-то вообще автостопом. Из Австрии ребята нам на машинах попались. Попался нам грек Костас. Он пешком был, мы его немного подвезли. А велосипедистов очень много. Мы заезжали на горный перевал — он был самый высокий, более 4 тысяч метров. Нам на машине было тяжело, не очень хорошо себя чувствовали. А они на велосипедах туда!

Ребята из Лондона, едут 17 000 километров в Монголию, тоже автотуристы

«Нам вас Бог послал»

— Расскажите, что была за история с получением пропуска в Душанбе?

Степан: Мы зашли в местный миграционный отдел. Нам нужен был пропуск на Памир. У них там такая бюрократия! У тебя обязательно должен быть знакомый, который за тебя поручится, даст свой паспорт и в своей квартире оформит. В общем, регистрация нужна была, чтобы тебя пустили на Памирский тракт. Мы говорим — вообще проездом, у нас никого здесь нет. И наш разговор услышала женщина из России, из Казани — Флюра Хасамовна. Без разговоров подала паспорт, и нас начали оформлять. В общем, помогла все оформить, на подругу, она у нее там живет.

Фото с Флюрой Хасамовной

Валерия: Причем, абсолютно бескорыстно. Эта женщина занимается благотворительностью, работает в университете педагогом. Она от чистого сердца ездит по госпиталям, спрашивает, что нужно, чем помочь. У нас было свободное время. Раз она на нас время потратила, отпустила такси, мы предложили повозить ее. В госпиталь, в детский дом. Прощались с ней как давние знакомые. Очень приятное знакомство. Мы говорим: «Нам вас Бог послал». Ну правда, мы приехали ради Памирского тракта, и получается, что на него попасть не можем.

Степан: Пропуска сделали, и поехали на Памирский тракт. Начались высокие горы.

— Говорят, это очень опасная дорога.

Степан: Да, там серпантин, сели, бывает, сходят. Очень внимательно ехали, только в светлое время суток. Там темнеет очень рано, полвосьмого вечера уже глубокие сумерки. В восемь ничего не видно. У нас выработался такой режим движения — рано встаем и рано останавливаемся. В пять-шесть утра без будильника вставали. И с семи часов вечера уже начинали искать стоянку на ночь. Спали, в основном, в машине. Иногда останавливались в хостелах или гостевых домах.

Валерия: По Памирскому тракту мы ехали шесть дней. Видели несколько древних крепостей, с которых контролировали Шелковый путь, несколько горячих источников, водопадов. Там горы. Как таковых достопримечательностей нет.

крепость Ямчун, 3 в. до н.э.

Степан: Потом поехали в стороны Иссык-куля. На ночь остановились в Бишкеке. Утром хотели еще съездить на знаменитый рынок Дордой, самый большой в Средней Азии. Он настолько большой, что мы не поняли, где и что продается. Кроме контейнеров ничего не видели. Гоняли нас там полдня. Плюнули, поняли, что надо уметь на нем ориентироваться. Сувениров национальных там не увидели. Просто одежда. Ее дешево оптом закупать. Та же Таганка — это все оттуда везется. Бросили эту затею и поехали на Иссык-куль. Но погода нас не радовала. Хотели подольше постоять. Но смысла не было. То дождь, то грозы. Солнце только полдня было.

 

Одна авария и дорогой бензин

— Дальше по маршруту был Алтай?

Степан: Да, мы планировали пеший поход на пять дней к подножью горы Белуха. Но выбились из графика, и решили просто съездить на перевал, посмотреть. Приехали — а там все облаками затянуто. Хотя оттуда открывается шикарный вид на Белуху и Алтай.

Лера на фоне Токтогульского водохранилища в Киргизии

Валерия: Остались ждать погоды. В четыре утра небольшое «окошечко» возникло, через которое можно было увидеть вершину горы. Мы фотоаппараты похватали и успели сделать немного снимков.

Степан: И уже после этого мы поехали домой.

Валерия: Хотели увидеть родных, соскучились очень. И устали. Приехали поздно вечером, 23 августа.

Степан: На Волчихе еще была авария, и мы встали в пробку. Еще обидней стало — до дома рукой подать, а мы стоим. Хоть пешком иди.

— Аварии встречались по дороге?

Степан: Только одна. На Памирском тракте фура не взяла подъем и ее назад потащило. Зависла на краешке обрыва. И проезд весь перекрыла. Ждали, пока расчистят путь хотя бы для легковых машин. Некоторые фуры там уже два дня стояли!

— Как с едой дела обстояли? Вы ведь чаще всего в машине ночевали.

Валерия: У нас все было полностью. Плитка, посуда, стол, стулья. Мы спокойно могли несколько дней автономно существовать. По деньгам получилось вполне приемлемо. Если не брать в расчет подарки и сувениры, все путешествие вышло в пределах 70 тысяч рублей на двоих. С топливом, с едой, с хостелами, с пропусками. Только бумажки все 9 тысяч рублей встали.

— Шкурный вопрос. Где был самый дорогой бензин?

Степан: Самый дорогой бензин в Таджикистане. В городах — 42, 43 рубля за литр. На трассе — 50-60 рублей. Газ вдвое дешевле. Где была возможность, ехали на газу. Поэтому сэкономили существенно.

«Это риск, но как по-другому жить?»

— Подведем итог. 10 тысяч километров, 23 дня в пути. Какой момент во всем путешествии можно считать самым сложным?

Степан: Самое сложное — это подготовка. Было мало информации по пропускам в пограничных зонах. Никто ничего не знал. А неизвестность нам никак не добавляла уверенности.

Валерия: Хотя, в принципе, мы почти без проблем проходили границы. Только в Казахстане нам устроили полный осмотр.

Степан: Они глянули в паспорт, увидели, что мы из Таджикистана едем, и все. Пришлось выносить все из машины, потом запускали собак, потом все обратно складывали. Будто бы мы будем что-то запрещенное через пять границ везти...

Валерия: Ну и в Узбекистане нас полностью проверяли. Степа вещи на рентген носил. Еще они фотоаппарат просматривали, каждый снимок. У них там просто порнография и религиозные материалы запрещены.

Степан: Ну, мы объяснили, что это не по нашей части. Мы просто туристы.

— Подобные путешествия — это очень большой риск. Стоит он того?

Степан: Это риск, конечно. Но как по-другому жить? Мы всю жизнь туризмом занимаемся.

Валерия: Мне сложно 10-14 дней лежать на пляже у моря. Это самый тяжелый отдых. Мы всегда за активный образ жизни. И детей берем в походы. Они все уже в горах были, привыкли спать в палатке. Дочка, когда ложится спать в походе, всегда говорит: «Это самый лучший день в моей жизни».

Андрей АГАФОНОВ. Фото предоставлены героями публикации



новый год















Веб-камеры Ревды

Опрос

все опросы

Что делать с памятником Ленину в Ревде?

Ответить