Авторизация

Войти
Забыли пароль?

Если у вас нет аккаунта, то, пожалуйста, зарегистрируйтeсь

Регистрация

Поля, отмеченные *, обязательны для заполнения

Максимальный размер файла: 2048 Kbytes
Допустимые форматы изображений: png, jpeg, jpg, gif
может использоваться как логин при входе на сайт
Допустимые символы пароля: . _ a-z A-Z 0-9 , не меньше 5 символов
капча
Зарегистрироваться
14:07
19 Ноября, понедельник
Найти
26 Марта 2017 Количество просмотров новости: 1158

Иван Мельников: «Я всегда мечтал стать хирургом»

Иван Николаевич — хирург с 50-летним стажем, не так давно отметил 80-летний юбилей. Так сложилось, что раньше повода для знакомства не было, но, пользуясь круглой датой, я напросилась в гости, захотелось узнать, в чем секрет профессионального и человеческого долголетия. Иван Николаевич с первого взгляда поразил меня своей статью и выправкой, блестящим умом, утонченностью манер, природной интеллигентностью, которая сквозит в каждом жесте, повороте головы, голосе. Была весьма удивлена, когда узнала, что он родом из Башкирской глубинки.

— Почему именно хирургию выбрали, а не стали тем же терапевтом или стоматологом?

— Всегда мечтал быть именно хирургом. Медицину выбрал не случайно. Дело в том, что мой отец вернулся с войны после тяжелого ранения в 1943-м году инвалидом. Будучи больным, он рано ушел из жизни. Я учился на пятом курсе медицинского института, поступил туда после армии, приехал домой на зимние каникулы. И отец как будто бы меня ждал. Как раз в эти дни его не стало...

 

— Учились с желанием?

— Да. Обучение в институте начинается с изучения анатомии человека. Когда освоили кости, начали изучать мышцы, связки. А потом из чана с формалином стали доставать внутренние органы, затем — человека. И мы настолько адаптировались и привыкли к этим «наглядным пособиям», что ничего не замечали.

 

Галина Игоревна, супруга Ивана Николаевича, философски заметила:

— Наверное, надо родиться хирургом, чтобы все это вынести. Человек неосознанно идет к делу всей жизни. Меня, сколько себя помню, увлекала музыка. А когда впервые увидела фортепиано, от клавиатуры глаз оторвать не могла! Разве я тогда думала о профессии? Нет. Вот и у Ивана Николаевича тяга была неосознанная, и постепенно формировалось отношение к профессии.

 

— Да, я хотел стать хирургом, и я им стал. Приехав в Ревду, четыре года отработал в медсанчасти СУМЗа. Там у меня был хороший наставник — Василий Яковлевич Вахмянин. О! Это история ревдинской медицины! К сожалению, он из Ревды уехал в Александровск, в Подмосковье. А я поступил в клиническую ординатуру в Екатеринбурге.

— Вы — хирург с полувековым стажем. Как удавалось оставаться в форме? Ведь столько часов выстоять у операционного стола не каждый выдержит. Галина Игоревна, наверное, вы следите за мужем?

— Стараюсь кормить его получше, чтобы сил на все хватало.

— А я стараюсь много не есть. Под столом весы лежат, я на них периодически встаю. Слежу за весом.

— А я его всегда стараюсь накормить… Это главное противоречие нашего союза...

— Главное у операционного стола — никогда не терять самообладания, любить свою работу и уважать сотрудников, которые рядом с тобой. Долгие годы со мной в травматологии и хирургии работал доктор Иванин. Сейчас он работает в Екатеринбурге, в Ревде ведет консультативный прием больных с заболеванием вен. Само собой, нужно любить пациентов. Как ты к людям, так и люди к тебе относятся. Столько звонков было в юбилей, я даже не ожидал! На улице люди встречают, здороваются, бывшие пациенты, они ко мне по имени обращаются,  Я всегда рад, когда меня узнают, значит, кому-то помог.

 

— При вас развивалось хирургическое отделение, которым вы много лет заведовали….

— У нас был очень сильный коллектив. У всех четырех хирургов: меня, Федосеева, Чернышкова, Хрущева — клиническая ординатура. При нас появилась первая диагностическая аппаратура. Освоили ультразвуковую установку. Обследовали в основном живот. Проводили диагностику печени, желчевыводящих путей. Потом в поликлинике открыли кабинет УЗИ. Появилась фиброгастроскопия. Освоили лапароскопические операции на брюшной полости. Человека не только обследуют, но и лечат изнутри гастриты, приязвенные состояния, кровотечения.

 

— Болезни изменились?

— По-моему, нет. Они однотипные.

 

— Вы работали в травме. Каким качествами необходимо обладать там?

— Надо быть готовым ко всему, уметь быстро принимать решения

 

— Сколько времени нужно для принятия решения?

— Мгновения. Это уже привычка и опыт.

 

— Как готовили людей к ампутации с той же диабетической стопой? Психологически это сложно?

— Нет. Разговариваем с больным, объясняем, что операция необходима. Человек и сам многое понимает, видит, что нога у него чернеет, кровь не поступает, адская боль. Он сам готов к операции, чтобы снова почувствовать себя человеком. Но ампутаций бывает мало...

 

— Наверное, каждого хирурга вызывают на экстренные операции. Как вы, Галина Игоревна, к этому относились?

— С пониманием. Всегда осознавала, что любой вызов — чья-то беда, что нужно обязательно помогать. Но такие вызовы были редки, рядом с Иваном Николаевичем работала когорта отличных врачей.

О своем знакомстве супруги Мельниковы рассказывают с улыбкой, хотя у истории этой любви было грустное начало: оба к моменту знакомства имели статус вдовцов, одиноких родителей. У Галины Игоревны подрастали сыновья Дмитрий и Павел, у Ивана Николаевича — дочь Наталья. Через два года после знакомства семьи слились в одну. Многое пережили вместе — и радость, и заботы о детях, и преждевременный уход из жизни сына и дочери. Но радуют внуки: оба женаты, у Дениса растет карапуз Дмитрий, у второго внука Владимира летом ожидается пополнение. Внучка Светлана пока не замужем, но на юбилей деда приезжала с кавалером. Семья разрастается, это радует.

 

Работа хирурга требует большого напряжения. Как вы восстанавливались? Может быть, хобби есть?

— До сих пор есть сад. Мы купили участок вместе с давними друзьями Титовыми в 1967 году. Познакомились с ними в период моей работы в медсанчасти СУМЗа и подружились. Анна Григорьевна тоже родом из Башкирии. До сих пор дружим. Жаль, Валерия Алексеевича уже нет. Это для меня большая потеря. Он был моим другом. Так и обращались друг к другу: «Друг». На участке у нас общая теплица, дом, гаражи рядом. Вместе работали, вместе отдыхали. Всю жизнь были вместе...

 

— Путешествовали много?

— Каждый год ездили на мою родину, в Башкирию. Мама перебиралась на лето в родительский дом, мы к ней приезжали.

Галина Игоревна добавила:

— Она покупала кур, цыплят, индюшек, большое хозяйство всегда было. Мы собирали детей полную машину и везли туда. Они очень любили там отдыхать.

— Места живописные, — задумчиво продолжил Иван Николаевич. — Прямо за огородом — большое озеро, чистая вода. В метрах 400 — река Дёма. Весной огромный разлив. Пойменные луга... Трава по пояс.

— Красота! Я такого не видела больше нигде! Трава — с меня ростом. А какое разнообразие! Цветы разных оттенков! Всякие!

— А горы? Какие красивые! Природа замечательная!

— Дети всегда со слезами оттуда уезжали. Никакого моря не надо! Для нас — это лучшее место отдыха было.

 

Фото из архива семьи Мельниковых







новый год











Веб-камеры Ревды

Опрос

все опросы

Что делать с памятником Ленину в Ревде?

Ответить