Авторизация

Войти
Забыли пароль?

Если у вас нет аккаунта, то, пожалуйста, зарегистрируйтeсь

Регистрация

Поля, отмеченные *, обязательны для заполнения

Максимальный размер файла: 2048 Kbytes
Допустимые форматы изображений: png, jpeg, jpg, gif
может использоваться как логин при входе на сайт
Допустимые символы пароля: . _ a-z A-Z 0-9 , не меньше 5 символов
капча
Зарегистрироваться
07:28
03 Декабря, суббота
Найти
24 Октября 2012 Количество просмотров новости: 571

Стюардесса по имени Яна

 

24-летняя Яна Сикорская работает в воздухе. Она — старший бортпроводник экипажа в компании «Уральские авиалинии». Чтобы стать стюардессой, ей пришлось сдать 19 (!) экзаменов. И теперь первым делом для нее — самолеты…

— Яна, у тебя такая романтичная профессия! Ты летаешь в другие страны, общаешься с пилотами, рабочее время проводишь в салонах авиалайнеров…

Спасибо, за комплимент, но моя работа не так романтична, как может показаться на первый взгляд. На самом деле это очень ответственная и по-своему сложная профессия. График не нормирован, перелеты в разное время суток. Во время полета мы постоянно на каблуках, всегда должны быть приветливыми и доброжелательными. Есть и моральный аспект — это наши пассажиры. Мы их, конечно, очень любим, но среди них встречаются люди, которые в полете бывают не в настроении. Это неизменно сказывается на нас. В общем, не все так просто. 

— При слове «стюардесса» представляются высокие красивые девчонки в униформе, на шпильках, с походкой от бедра. Насколько жесткие требования к внешности бортпроводника?

— Модельная внешность — это, скорее, стереотип. Но определенные требования все-таки существуют. Когда я только начинала, к портрету должности бортпроводницы требовалось: рост от 165 см до 190 см, возраст от 18 лет, обязательно знание английского на уровне общения, размер одежды до 46, желательно законченное образование. Конечно же, отсутствие сильно выделяющихся родинок на лице, шрамов, татуировок и пирсинга на видимых местах. Но самый жесткий отбор проходит как раз не по внешности, а по медицинским показателям. Сначала ты должна пройти врачебно-летную экспертную комиссию, а это не просто. Требования у нас такие же, как к летчикам, медицинское освидетельствование проходим на тренажерах. Следующая стадия — только в космонавты (смеется)! Ощущаешь себя буквально Валентиной Терешковой…

— Как тебе больше нравится, когда тебя называют стюардессой или бортпроводницей?

— На самом деле мне больше нравится бортпроводник. В трудовой книжке все-таки написана специальность, по которой я работаю, это бортпроводник. И звучит серьезнее, и более точно отражает мою профессию.

Как так получилось, что ты стала бортпроводником?

— Наверное, это судьба. Фамилия у меня — Сикорская, отчество — Игоревна, а в России есть знаменитый авиационный конструктор Игорь Иванович Сикорский. Он создал первые сложномоторные самолеты и вертолет системы СИ. То есть фамилия у меня «авиационная», и в свое время меня часто спрашивали, имею ли я какое-то отношение в гражданской авиации (смеется). Я отвечала, что никакого. Тогда мне говорили, что я, наверное, стюардесса. Вот так и началось…

— Через какие сложности тебе пришлось пройти, чтобы стать бортпроводником?

— Я просмотрела несколько известных авиакомпаний города, для которых аэропорт «Кольцово» является базовым. Остановила свой выбор на «Уральских авиалиниях». Прошла первоначальное обучение в компании 3,5 месяца. После этого сдала порядка 10 экзаменов по разным дисциплинам от обслуживания пассажиров до аварийно-спасательной подготовки. Получила свидетельство проводника гражданской авиации, где было отмечено, что я — бортпроводник-стажер. После того, как налетала стажерские полеты, сдала еще 9 экзаменов для допуска к самостоятельной работе. Я сдала экстерном английский язык и была допущена на международные полеты. Кто-то спросит: «Зачем сдавать так много экзаменов?». Но ответ очевиден: каждый бортпроводник несет ответственность за пассажиров в самолете. Цена вопроса в нашей работе очень высока — это человеческие жизни.  

— Помнишь свой первый полет?

— Да, мне предстояло лететь в Москву. Помню суровое, мрачное утро, накрапывал дождик. Состояние не понятное: вот недавно я была пассажиром, а теперь мне нужно приготовить салон самолета к полету. Надела форму, каблуки и пошла работать. Меня сразу отправили демонстрировать аварийно-спасательное оборудование, раздавать еду и напитки, общаться с пассажирами. Помню, я много улыбалась, это отметили пассажиры. После полета, когда я шла по аэродрому, смотрела на самолет, чувствовала запах керосина вокруг и думала «все только начинается»…

— Страхи и сомнения были?

— Да, по началу был страх что-то неправильно сделать. Я понимала всю ответственность моей работы перед коллегами, авиакомпанией, пассажирами. Но опасения скоро исчезли. Наверное, потому, что мне изначально все хорошо объяснили, еще в процессе подготовки. И ребята, которые первое время со мной работали, помогали мне и подсказывали, где, как и что. 

— Как родители и друзья отреагировали, узнав, что ты решила стать бортпроводницей?

— По-разному. Мой молодой человек, например, был категорически против, и мы расстались. Родители сначала недоумевали, они представляли мою работу где-то на уровне хостеса и клининга. Я потом объяснила им, что это не так. Они поняли, какие люди со мной работают, поняли, что я, в первую очередь, спасатель, ответственный человек, который делает свою работу от А до Я. Они увидели, в какие страны я летаю. И приняли мой выбор. Друзья во мнениях разделились. Одна половина говорила, как это классно, что я молодец. Другая половина сначала посмеивалась, а потом поняла, что это очень серьезная работа, и стало уже не до смеха.

— Что тебе больше всего нравится в твоей профессии?

— Она не монотонная, не однообразная. Мне нравится быть постоянно в движении, летать, общаться с людьми. Я не офисный работник по своей сути, бумажная, «сидячая» работа не по мне. Еще я поняла, что не смогу жить «по графику» — от отпуска до отпуска. Очень часто в перелетах у нас бывают большие стоянки, допустим на неделю в Дубае, 3-4 дня в Барселоне и Пекине, несколько дней в Анталии, Карловых Варах, Харбине. Прилетаешь туда и просто живешь, это мой мини-отпуск. В рейс собираешь сумку, летние вещи зимой и наоборот. К этому я привыкла. Мне многое нравится в моей работе, я получаю от нее удовольствие.

— А «минусы»?

— «Минус» в том, что я почти всегда не попадаю на дни рождения близких мне людей, на свадьбы, важные даты. Поначалу на меня обижались, а потом стали ждать и посреди ночи. Я прилетала и приходила ночью (смеется).

— Новый год приходилось встречать в полете?

— Нет, такого, как в «Иронии судьбы», не было. Было другое, я встречала Новый год в Хургаде. Однажды утром, 1 января мы летели из Хургады в Москву, это был душевный рейс. Самолет рассчитан на 200 с лишним человек, а реально летят только шесть, и они спят! В том рейсе присутствие пассажиров мы практически не ощутили.  

— Ты с детства мечтала стать стюардессой?

Нет. В раннем детстве я хотела стать кинологом и заводчиком собак. В старших классах школы думала, что буду врачом-травматологом. А в итоге выбрала институт туризма. Окончила его, поступила в аспирантуру и стала работать в институте. Затем работала в Министерстве торговли Свердловской области. Получила хороший опыт, но сложилось ощущение, что все это не по мне. Хотелось движения, а не однообразия. Хотелось больше общения с людьми и каких-то серьезных профессиональных задач. О профессии бортпроводника  задумалась еще, когда летала на стажировки от института в Грецию и Турцию. Но в итоге пришла в эту профессию только в прошлом году. И нашла в ней все, что хотела.  

— Многие из девушек хотят стать стюардессами. Какой совет ты бы дала им?

— Если возникло такое желание, значит, надо пробовать! Стюардессы, гражданская авиация — это очень красиво и очень интересно. Но за внешней привлекательностью скрывается серьезная, ответственная и опасная работа. И если вы к этому готовы, дерзайте! 

Ирина ИКСАНОВА





















Веб-камеры Ревды

Опрос

все опросы

Какой раздел новостей Вам наиболее интересен?

Ответить