Авторизация

Войти
Забыли пароль?

Если у вас нет аккаунта, то, пожалуйста, зарегистрируйтeсь

Регистрация

Поля, отмеченные *, обязательны для заполнения

Максимальный размер файла: 2048 Kbytes
Допустимые форматы изображений: png, jpeg, jpg, gif
может использоваться как логин при входе на сайт
Допустимые символы пароля: . _ a-z A-Z 0-9 , не меньше 5 символов
капча
Зарегистрироваться
16:32
03 Декабря, суббота
Найти
29 Июля 2016 Количество просмотров новости: 740

«Небо — мой друг! Самолёт — мой дом!»

Наверное, каждый из нас в школе заполнял анкету-опросник, отвечая на вопросы из серии: какую музыку ты любишь, кто тебе нравится из класса, какой твой любимый цвет и так далее. Среди прочих обязательно был: кем ты мечтаешь стать в будущем? Олеся Грачева, тогда еще Жукова, неизменно писала: стюардессой. Окончив школу, она получила два высших образования: инженер-менеджер по качеству и экономист на предприятии. Выучиться на стюардессу не разрешил папа, военный штурман первого класса не хотел, чтобы его дочь связала свою жизнь с авиацией. Ослушаться отца девушка тогда не посмела, но мечтать о небесной профессии не перестала. В один из дней Олеся решила кардинально изменить свою судьбу — и в 2009 году вступила на трап самолета в качестве бортпроводника, пройдя через собеседования, медицинские комиссии, экзамены и тяжелый разговор с отцом. В свои 32 года Олеся Грачева из Ревды — старший бортпроводник авиакомпании «Уральские авиалинии», счастливая жена и мама очаровательного сынишки. О том, как сбываются мечты — в нашей рубрике «Лицом к лицу».

— Олеся, на окончательный выбор твоей профессии повлиял пример отца — военного штурмана Андрея Борисовича Жукова?

— Я думаю, у меня это в крови. Я обожала вместе с папой посещать аэродромы и изучать самолеты, смотреть на горизонт через огромный бинокль. Мой отец всегда был для меня эталоном и остается им до сих пор. И когда после школы он запретил мне учиться на стюардессу, я даже мысли не допускала о том, чтобы пойти наперекор его решению. К тому же он был очень категоричен, сказал: «Я за всю семью налетался, так что только через мой труп!» Грубо, зато честно. Но, получив два высших образования и поработав по обеим специальностям, поняла — это не мое. Постоянно чего-то не хватало, не покидало ощущение, что я не на своем месте. В 2008 году в разгар кризиса мне пришлось уйти с работы, встал вопрос — куда идти дальше, чем заниматься? Моя подруга, работник аэропорта «Кольцово», подсказала, что «Уральские авиалинии» ведут набор бортпроводников. Я приехала, заполнила анкету. Честно, ни на что не надеялась, но через несколько дней мне позвонили и пригласили на собеседование.

 

— Ты папе рассказала об этом своём шаге?

— На тот момент мы уже жили в разных городах — я в Ревде с мужем, он — в Перми. Не стала сразу ему звонить, была уверена, что не пройду. На мандатной комиссии, где проходит собеседование с претендентами, всех удивило, что с двумя высшими образованиями вдруг иду в бортпроводники. Я им рассказала, что это моя детская мечта. В итоге мне дали добро пройти дальше — на медицинскую комиссию. Вот здесь отсеивается порядка 80 процентов, так как нужно быть здоровым, как говорится, от макушки до пяток. Врачи тебя изучают вдоль и поперек, берут кучу анализов, даже крутят в кресле, проверяя вестибулярный аппарат. Я специально во дворе кружилась на детских каруселях, чтобы пройти это обследование. По итогам медкомиссии разрешили обучиться при авиакомпании в учебном центре. И вот прежде чем подписать договор, я и позвонила папе. Хотя очень боялась, скажу честно.

 

— Ругался, пытался отговорить?

— Прежде чем набрать его номер, я посоветовалась с мужем, с друзьями. Меня и саму уже к тому моменту начали мучить сомнения, правильно ли я поступаю. Подруга тогда сказала фразу, которая окончательно поставила точку в моих внутренних переживаниях: «Олеся, это твоя мечта. Попробуй. Если ты сейчас откажешься, в будущем можешь пожалеть. А не понравится — уйти никогда не поздно». В итоге муж просто взял телефонную трубку, набрал папин номер, поднес её к моему уху со словами: «Надо, Олеся, надо». Я выпалила всё, как на духу. Папа долго молчал, потом спросил: ««Дочь, ты просишь моего совета или разрешения? Я чувствую, что уже всё решено. Если я скажу сейчас нет, ты же не откажешься?» Я ответила, что, скорее всего, подпишу договор, потому что очень этого хочу. Папа взял паузу на три дня и всё это время мне не звонил. Ожидание было мучительным. Потом мне рассказывали, что он много возмущался, но мне сказал только одно: «Я буду переживать за тебя, потому что профессия эта очень тяжелая, но я горд, что ты у меня такая упрямая и идешь к поставленной цели». Сейчас, когда мы встречаемся, вечером садимся на кухне и за чашечкой чая разговариваем об авиации часы напролет.

— Не пожалела в итоге, что сделала такой выбор?

— Со временем я только убеждаюсь в его правильности. Вообще, все понятно становится уже через год. Либо тебя затягивает, либо ты уходишь. Сейчас я в отпуске по уходу за ребенком, воспитываю сына, а меня безумно тянет на работу. Правда, понимаю, что теперь мне будет сложнее улетать, ведь дома остался ребенок и если он вдруг заболеет, я не смогу тут же примчаться к нему. Многие женщины уходят из профессии именно из-за семьи, потому что командировки иногда длятся по шесть дней, а то и больше. Приезжаешь домой между рейсами, успеваешь помыться, постирать и погладить форму. Но все равно скучаю по небу, по самолету, по коллективу и пассажирам.

 

— Но ведь они разные бывают, к тому же говорят, что работа с людьми — самая тяжелая и неблагодарная…

— Это на самом деле так. Бортпроводник для многих — подай-принеси. Мне до прихода в профессию никто никогда не сказал грубого слова, а в самолете такого в свой адрес наслушалась… В первый год просто рыдала навзрыд, было очень тяжело. Потом перестала принимать близко к сердцу. Приветливость и улыбчивость вошли в привычку, ведь мы — лицо авиакомпании. Моя младшая сестра, например, честно призналась, что не смогла бы работать с людьми, она экономист и с цифрами ей комфортней. Пассажиры думают, что бортпроводники приходят непосредственно перед полетом, а в самолете мы их только кормим. Мой муж тоже так считал. Только когда я начала учиться, он понял, насколько тяжела эта работа и сколько дел мы успеваем переделать, прежде чем встретим пассажиров с улыбкой.

 

— Приоткрой завесу тайны — что происходит в самолете, пока пассажиры сидят в аэропорту в ожидании посадки?

— Там кипит работа. Мы приходим за полтора часа до вылета, подготавливаем салон самолета, проверяем на безопасность. У каждого бортпроводника есть своя зона ответственности, которую он осматривает на наличие посторонних предметов, аварийно-спасательного, кислородного и противопожарного оборудования. Потом начинается прием питания, напитков, мягкого инвентаря и коммерческой загрузки. Здесь наши главные помощники — мужчины, которые, к счастью, стали приходить в эту профессию. Они помогают с переносом тяжестей, тех же паков с напитками, например. Есть у бортпроводников такая «должность», мы ее между собой называем «мальчик под самолетом» — это тот, кто принимает груз, багаж, почту. Когда экипаж состоит только из девушек, туда идет одна из нас. Летом еще ничего, а в минус тридцать очень тяжело. Обернешься в два пледа, но все равно холодно. Старший бортпроводник контролирует работу каждого и докладывает о готовности салона воздушного судна к полету командиру экипажа. Выдыхаем мы только после того, как приземлимся и все пассажиры покинут самолет, но и после этого работа с салоном самолета не заканчивается — снова осмотр, работа с наземными службами и оформление документации.

— Как ты стала старшим бортпроводником?

— Наша работа подразумевает постоянное обучение. Сначала оканчиваешь курсы английского языка, чтобы можно было летать на международных рейсах. Потом, если у тебя подходящие внешние данные и ты хорошо себя зарекомендовала в работе, могут обучить на бортпроводника бизнес-класса. Отучившись, летаешь с инструктором, который дает или не дает допуск. Все это время к тебе присматриваются, можешь ли ты быть старшим бортпроводником. Затем проходишь собеседование, сдаешь экзамен, в котором больше тысячи вопросов по теории и практике. Мне было интересно расти по карьерной лестнице. Ну что летать всю жизнь в хвосте? Дальше планирую стать штатным инструктором. Так что еще есть, к чему стремиться.

 

— А за штурвал никогда не хотелось сесть?

— Хотела, но я поздно пришла в эту профессию. Если бы папа сразу мне разрешил после школы пойти учиться на бортпроводника, я бы уже добилась большего. Как минимум, была бы штатным инструктором, и может быть села за штурвал. Женщины-пилотессы — это такая редкость! Но и работа у них — не позавидуешь. Перед каждым полетом мы пилотам накидываем специальные чехлы на кресла, так вот иногда после полета их можно выжимать, в особенности, это было на ТУ-154 потому, что он очень требователен к пилотированию. Представляете, в каком напряжении они весь перелет?!

 

— Думаю, что тебе очень часто задают этот вопрос, особенно на фоне последних событий: не страшно летать?

— Мне не страшно. Я всем всегда говорю, что самолет — это самый безопасный вид транспорта. Автокатастрофы случаются гораздо чаще. Конечно, автомобильную аварию не сравнить с падением самолета, потому что одновременно погибает очень много людей. Но если посчитать всех погибших в результате ДТП, цифра получится значительно больше. Наиболее опасные моменты, когда что-то может случиться, — это взлет и посадка, но именно в эти минуты пилоты и бортпроводники максимально сосредоточены. Каждый из них понимает, что несет ответственность за пассажиров, которых на одном рейсе бывает до 220 человек. Накатывает на меня что-то вроде страха, когда попадаешь в зону сильной турбулентности или сильном ветре на посадке. Если где-то случается авиакатастрофа, представляю себя внутри этого самолета, думаю, каково там было бортпроводникам, что они чувствовали. Не дай Бог такое испытать, когда ты уже ничего не можешь сделать, никому не можешь помочь.

 

— А еще и пассажиры паникуют…

— Большая часть пассажиров боится летать. Девушка однажды была. Мы уже рулим на взлётную полосу, а у нее приступ паники, просится выйти из самолета. Я села в кресло с ней рядом, держала за руку и просто разговаривала и она забыла про страх. Все бортпроводники еще немножко психологи. Рассказала, куда летит, какие места планирует посетить, с кем встретиться. Потом благодарила меня. Как вы думаете, почему так много историй с пьяными дебоширами на борту? Потому что люди с помощью алкоголя пытаются приглушить страх полета. Но никто не задумывается над тем, как алкоголь подействует на организм на высоте десять тысяч метров. Одни начинают буянить, крушить все вокруг себя, другим просто плохо становится. На рейсе Анталия – Москва подвыпившая пассажирка постоянно теряла сознание, и мы весь полет были около нее, борясь за её жизнь. Каждый бортпроводник обязательно проходит медицинские курсы по оказанию первой помощи, мы даже роды принимать умеем.

— Студенты перед сдачей экзамена кладут пятачок под пятку, спортсмены не бреются перед ответственным матчем. А какие приметы есть у вас?

— Нельзя в этот день ничего зашивать или пришивать, даже пуговицу. Можно взять всё с собой и пришить, когда приземлится самолет. Нельзя говорить «последний рейс», только «крайний». У пилотов есть правило: если со второго раза не получилось сесть — идти на запасной аэродром. Это огромные расходы для авиакомпании, но третий раз лучше не пытаться. Вспомните крушение в аэропорту Ростова на Дону, сколько раз самолет заходил на посадку… Также мы не берем с собой купальные принадлежности, если летим в теплые края с возвратом в тот же день. В том, что эта примета работает, убедилась на собственном опыте. Мы полетели в Сочи, я взяла с собой купальник. В итоге не смогли приземлиться из-за погодных условий и ушли на запасной в Краснодар. Там выяснилось, что у самолета закончились сроки проверки. Пришлось ждать специалиста из Москвы, который выдает свидетельство на дальнейшую эксплуатацию. В итоге рейс задержали более чем на сутки. Мы измучили пассажиров, измучились сами. Может, это просто совпадение, но получилось, что примета работает. Командир мне потом долго припоминал эту историю. У меня каких-то личных примет нет. Главное — выспаться перед рейсом.

 

— Не так давно на экраны вышел фильм «Экипаж». Хотелось бы услышать твое мнение о нем с профессиональной точки зрения.

— Я с удовольствием его посмотрела. Данила Козловский — мой любимый актер. Скажу честно, фильм на грани фантастики, половина там выдумка, но очень красивая! Не надо воспринимать фильм, как пособие по гражданской авиации! Я порой сама вжималась в кресло от напряжения. Бортпроводники сработали очень грамотно и четко в экстренной ситуации, я бы на их месте поступила точно так же. Нас всему этому обучают, мы проходим постоянные инструктажи по технике безопасности, по эвакуации. Тренировки проводятся и на земле, и в воде (бассейне) — на случай, если самолет приземлится на воду. Можем тренироваться целый день, пока все четко не сделаем и не уложимся в отведенное время. Меня ночью разбуди — я на русском и на английском расскажу инструкции, которые мы должны довести до пассажиров, если случится чрезвычайная ситуация.

 

— Когда ты участвовала в конкурсе «Миссис Ревда», рассказывала, что муж сделал тебе предложение в самолете. А как вы познакомились?

— В 2007 году я трудилась на Среднеуральском медеплавильном заводе в отделе по социальной работе. Супруг работает на предприятии юристом. Там и познакомились, начали встречаться. В профкоме нам выделили путевки в Анапу. Во время полета муж и сделал мне предложение. Тогда я еще и не предполагала, что через несколько лет свяжу свою судьбу с небесной профессией. Потом поняла, что это был знак.

 

— По тому, как горят твои глаза, видно, что ты искренне любишь свою работу. Подытоживая наш разговор, назови несколько плюсов профессии стюардесса.

— Тогда начнем с того, что профессии «стюардесса» нет. В трудовой книжке у нас написано: бортпроводник. Хотя стюардесса, соглашусь, звучит красивее. Самое замечательное в этой работе — возможность летать в другие города и страны. Я до сих пор вспоминаю, как почти неделю у нас была стоянка в Италии. Объездили там всё, побывали даже в Венеции. А какой чудесный город Петропавловск-Камчатский! Не думала, что когда-нибудь там побываю, если бы не работа. И второй плюс, который хотелось бы отметить, — общение с людьми. Каждый рейс на борту новые пассажиры. У всех свое мировоззрение, свои обычаи, за ними очень интересно наблюдать. Однажды мусульмане молились прямо перед трапом самолета, пришло время намаза. И нам пришлось задержать рейс. Довольно часто мы перевозим политиков, «звезд эстрады». Например, постоянно летает команда «Уральские пельмени», так как авиакомпания является их спонсором. Как-то летели Надежда Бабкина и Вячеслав Малежек. Оказались очень милые и позитивные люди — на протяжении всего полета они пели свои песни, с удовольствием давали автографы и фотографировались. Я считаю, что плюсов в нашей профессии довольно много и поэтому её очень люблю. Небо — твой лучший друг, самолет — твой милый дом, ну а девушка — это я! Аэропорт, взгляды пассажиров, взлетно-посадочная полоса, звук двигателей самолета и мой голос в микрофон: «Доброе утро (день, вечер), уважаемые пассажиры. Мы рады приветствовать вас на борту нашего самолета…» — это часть моей жизни, а благодарностью в моей работе являются улыбки пассажиров, их блеск в глазах и слова: «До новых встреч…».

Надежда МОЛКУЦ





















Веб-камеры Ревды

Опрос

все опросы

Какой раздел новостей Вам наиболее интересен?

Ответить