Авторизация

Войти
Забыли пароль?

Если у вас нет аккаунта, то, пожалуйста, зарегистрируйтeсь

Регистрация

Поля, отмеченные *, обязательны для заполнения

Максимальный размер файла: 2048 Kbytes
Допустимые форматы изображений: png, jpeg, jpg, gif
может использоваться как логин при входе на сайт
Допустимые символы пароля: . _ a-z A-Z 0-9 , не меньше 5 символов
капча
Зарегистрироваться
01:18
11 Декабря, воскресенье
Найти
12 Сентября 2012 Количество просмотров новости: 405

Ждите, пока ребенку станет хуже...

 

Эту фразу из уст врачей Марина Шайдуллина слышала уже несколько раз. Ее 1,5-годовалому сыну Матвею практически сразу после рождения поставили диагноз гидроцефалия. За свою недолгую жизнь он перенес пять операций. В августе нынешнего года у малыша произошло кровоизлияние в мозг, в голове образовались субдуральные гематомы.  К сожалению, в России операций по удалению гематом не делают. А без этой операции, из-за наличия крови в голове, любая инфекция для Матвея может оказаться смертельной. Мальчика готова принять клиника Израиля, со дня на день Марина ждет оттуда документы, чтобы лететь на операцию, которая стоит 45 тысяч долларов. Марина воспитывает сына одна, взять такие деньги ей негде, поэтому сегодня со страниц газет она обращается ко всем неравнодушным людям, которые могут ей помочь. Только вместе мы можем спасти жизнь ребенку.

Марина, как и любая женщина, мечтала стать мамой. Но все ее попытки забеременеть заканчивались неудачей. Врачи поставили неутешительный диагноз — бесплодие 1 степени. Но Марина верила в лучшее. И вот в 2010 году, вопреки всем прогнозам врачей, радостная новость — долгожданная беременность, как подарок судьбы.

— По срокам ребенок должен был появиться в мае, либо 12-го в день моего 30-летия, либо 13-го, — рассказывает Марина. — Разговаривая с животиком, я всегда говорила сыну, что он мой подарочек. И он стал моим подарком, только не на День рождения, а на 8 Марта, родившись на девять недель раньше срока.

Роды прошли хорошо, но поскольку ребенок родился маленьким (всего на 1,5 килограмма) его сразу поместили в реанимацию. Врачи успокаивали Марину, говорили, что малыш сильный, здоровенький, подвижный, и скоро их выпишут домой. Но на третий день, когда сделали УЗИ головного мозга, замолчали...

— Оказалось, что во время родов из-за нехватки кислорода в голове у малыша произошли внутрижелудочковые кровоизлияния III-IV степени, которые впоследствии стали причиной окклюзионной гидроцефалии, — едва сдерживая слезы, говорит Марина. — Два месяца мы пролежали в больнице, два раза у сына была остановка дыхания, но врачи возвращали ребенка к жизни. Еще в реанимации он умудрился подхватить гнойный менингит, думаю, в дальнейшем это все и сказалось на его здоровье.

В мае маму и малыша выписали. У ребенка начала очень сильно расти голова, повышалось внутричерепное давление, и вскоре Марине с сыном пришлось лечь на операцию. Три недели мальчику, который находился в критическом состоянии, пришлось ждать очереди на магниторезонансную терапию (МРТ). После МРТ Матвея сразу перевели в хирургическое отделение областной больницы, где 17 августа была сделана эндоскопическая операция (лазером в голове пробивают проток, чтобы жидкость могла уходить). К сожалению, операция не сработала, и 1 сентября ему поставили временный шунт, при котором жидкость (ликвор) выводится в специальный кармашек на голове, и каждую неделю откачивается. 31 октября Матвею поставили шунт, который из головы выводил жидкость в брюшную полость.

— Несмотря на то, что уже шла атрофия головного мозга, сын оставался очень жизнерадостным, подвижным, эмоциональным ребенком, — Марина ненадолго замолкает, пытаясь справиться с душащими ее слезами. — У него огромная жажда к жизни, он быстро приходит в себя после наркоза, сразу начинает улыбаться, гулить.

После этой операции, казалось, все начало налаживаться. Малыш радовал маму, начал быстро развиваться. Каждые два месяца Марина отвозила сына в платный центр Екатеринбурга на массаж, чтобы ребенок встал на ноги. Матвей научился стоять у дивана, ходить и даже бегать с поддержкой. Положительная динамика прослеживалась во всем.

— В июне мы приехали в больницу к неврологу на плановое обследование, когда сыну сделали УЗИ, врачи были в шоке — оказывается, у ребенка произошел гипердренаж, шунтирующая система не справилась с давлением и выпустила всю жидкость из желудочков в голову, — говорит Марина. — Мне сказали, что обычно в таких случаях дети впадают в кому, так как мозг сжимается. А мой парень не сидел на месте. Врачи предположили, что результаты УЗИ были сделаны неверно и назначили нам МРТ. Но, как это часто бывает, аппарат в этот момент не работал. Нас отправили в другую больницу, там врач сказала: «Посмотрите, ребенок чувствует себя хорошо, я не могу вам назначить МРТ. Ждите, когда ему станет хуже»...

Такой вариант Марину не устроил, пришлось в срочном порядке искать платную клинику, где бы ее ребенка взяли. Компьютерная томография подтвердила диагноз. Требовалась срочная замена шунтирующей системы. Благодаря знакомым и коллегам с работы, Марина за двое суток собрала 115 тысяч рублей, и ее ребенку поставили шунт нового поколения с регулируемой системой давления. Невролог пообещала, что теперь все будет хорошо.

— Следующая госпитализация в областную больницу требовалась только в начале августа, чтобы посмотреть, как работает шунт, но получилось так, что отделение было закрыто на карантин по ветрянке, — говорит Марина. — Я начала волноваться, переживать, как бы нам не упустить момент, ведь я не могу заглянуть в голову своего ребенка и посмотреть, что там происходит. Звонила заведующему, он меня успокоил, сказал, что ничего страшного в переносе госпитализации нет. Нам нужно было подождать до 13 августа. Но 9 августа у Матвея случились судороги. Это было очень страшно! Я проснулась утром от хрипов ребенка, сразу же вызвала «скорую». Его привезли в реанимацию ревдинской больницы. Но в Ревде нам не могли посмотреть голову, нет таких аппаратов, необходимо было ехать в Екатеринбург. Я созвонилась с заведующим отделением, и они приняли нас, несмотря на продолжающийся карантин.

Компьютерная томография показала, что у ребенка произошли кровоизлияния, которые и дали судороги. Два раза Матвея готовили к операции, чтобы убрать кровь из головы. В тот вечер никто из врачей не уходил домой, следили за состоянием ребенка. Благодаря правильным и слаженным действиям и кровоостанавливающей терапии, малыш начал приходить в себя. В итоге было принято решение — операцию отменить.

— Как потом мне рассказали доктора, оказывается, как делать такие операции наши хирурги знают только в теории, но никогда их сами не проводили, они просто побоялись, что во время операции инфицируется шунт и его придется выкинуть, — рассказывает Марина и слезы снова текут по ее щекам. — Ребенку пришлось бы ставить новый шунт, а это снова две операции на голове. Плюс опасность заражения. 21 августа нас выписали домой и сказали больше не приезжать, потому что они уже нам ничем помочь не смогут...

О «болячках» своего ребенка и о том, что ему пришлось вынести, Марина может рассказывать долго, с горечью шутит, что уже даже может защитить докторскую диссертацию или сдать экзамен экстерном в медицинскую академию на нейрохирурга. За год Матвей перенес пять операций, четыре из которых — на головной мозг. Сейчас ребенку нужно удалить субдуральные гематомы из головы, в которых скопилась кровь. Ведь это как мина замедленного действия, стоит только попасть в эту «благоприятную среду» какой-нибудь инфекции, как тут же начнутся необратимые процессы. Подруга Марины показала документы мальчика своему знакомому нейрохирургу в Израиле, он сказал, что подобные операции у них проводят давно и довольно успешно. После операции ребенок сможет сам ходить, научится говорить и сможет жить полноценной жизнью, как и его сверстники. Операция стоит 45 тысяч долларов.

— Мы уже начали собирать деньги всеми доступными нам способами, создали группы, которые называются «Так хочется жить!» в социальных сетях, отдали документы в благотворительные фонды, ящики для сбора денег стоят в двух магазинах Екатеринбурга, уже сейчас нам удалось собрать почти сто тысяч рублей, — рассказывает Марина. — Люди очень отзывчивые, все нас поддерживают, стараются помочь, кто чем может. Мой сыночек очень жизнерадостный и чудный малыш. Он очень хочет жить! Помогите, пожалуйста. Мы очень надеемся, что вы откликнитесь на нашу просьбу.

Диагнозы Матвея медицинским языком:

Окклюзионная постгеморрагическая тетравентрикулярная гидроцефалия, церебральная атрофия. ВПШ. Гипердренаж шунтирующей системы. Субдуральные гематомы справа и слева в теменно-затылочной области. Органическое поражение головного мозга. Симптоматическая парциальная эпилепсия, приступный период. ДЦП. Спастический тетрапарез. Выраженная задержка моторного и психо-речевого развития. Частичная атрофия зрительных нервов.

Перевести деньги можно по следующим реквизитам:

Реквизиты Сбербанка:

Железнодорожное ОСБ №6143/0424 г.Екатеринбург

ИНН 7707083893

ОКАТО 65401368000

БИК 046577674

КПП 667102004

р/с 47422810616269906143

к/с 30101810500000000674

Уральский банк Сбербанка РФ ОАО г.Екатеринбург

Номер карты 4276 8800 0318 6891

Если деньги переводятся со счетов других банков, нужен номер счета карты: 40817810216260010341 на имя: Шайдуллина Марина Валерьевна; назначение платежа: на лечение и операцию Матвея Шайдуллина.

Yandex-деньги

№счета: 410011535337974

Мобильный телефон, оператор «Билайн»:

8-909-013-27-14

Эти деньги будут переведены на банковскую карту.

Позвонить маме Марине можно по телефону:

8-904-54-269-35





















Веб-камеры Ревды

Опрос

все опросы

Какой раздел новостей Вам наиболее интересен?

Ответить