Авторизация

Войти
Забыли пароль?

Если у вас нет аккаунта, то, пожалуйста, зарегистрируйтeсь

Регистрация

Поля, отмеченные *, обязательны для заполнения

Максимальный размер файла: 2048 Kbytes
Допустимые форматы изображений: png, jpeg, jpg, gif
может использоваться как логин при входе на сайт
Допустимые символы пароля: . _ a-z A-Z 0-9 , не меньше 5 символов
капча
Зарегистрироваться
21:31
10 Декабря, суббота
Найти
29 Августа 2012 Количество просмотров новости: 1718

Денис ХЛОПОВ: «В полку президента хлюпиков нет…»

 

Ревдинец Денис Хлопов — солдат президента России. Ему выпала честь служить в Президентском полку, куда отбирают лучших из лучших. Этот полк считается элитой Российской Армии и окружен множеством легенд. Где правда, а где вымысел, Денис рассказывает в нашей газете.

Наше досье: Денис Хлопов родился в 1990 году в Казахстане, с 2003 года проживает в Ревде. Окончил школу №10. Призван в армию осенью 2008 года. Служил в Президентском полку службы Коменданта Московского Кремля, Федеральной службы охраны РФ (16-я рота охраны Кавалерийского почетного эскорта).

В настоящее время работает техником сервиса компании «Дом.ru» в Екатеринбурге. Играет в КВН за команду «Большой потенциал» («БП»).

Рост – 189 см, вес — 85 кг.

 

— Расскажи, как ты попал в Президентский полк?

— Да, можно сказать, случайно. У меня есть друг Ваня Потанин. Так получилось, что он сломал руку, а ему как раз пришла повестка в военкомат. Иван попросил меня сходить с ним за компанию, заполнить там какую-то анкету. Мне тогда и 18-ти не было. Мы пришли в военкомат, его пригласили в кабинет, а я остался ждать у дверей. В итоге, его не взяли из-за перелома, а я давай проситься прямо там, в военкомате: «Возьмите меня в армию!». Я всегда хотел служить в армии, потому что с детства считал себя патриотом. Сначала меня молча слушали и улыбались. Потом фамилию спросили, и выяснилось, что мне тоже нужно заполнять анкету, как и Ване. И пока я ее заполнял, упорно просился служить. В результате мне предложили два рода войск: Президентский полк и спецназ ВДВ — в Чечню. Чтобы попасть в Чечню, нужна была расписка от родителей с их согласием. Мама с папой не согласились. Выбор пал на Президентский полк.  

— Говорят, что требования к будущим «кремлевцам» очень жесткие. Это правда?

— Да, это так. Чтобы попасть в элитные войска, нужно пройти особую медицинскую и психологическую комиссии. Нужно, чтобы призывник был здоров физически и морально устойчив. Не все ребята благополучно справляются с этим. Так получилось, что медкомиссию я сразу не прошел. Лежал дома на диване, думал о том, как повезло другим парням попасть на службу в Президентский полк, и расстраивался. Но потом меня пригласили на следующий призыв, и я почти полгода проходил через жесткий отбор. Из Москвы приезжали сотрудники ФСБ, из ФСО. Проводили специальную психологическую «атаку», чтобы проверить, «сломается» солдат на службе, или выстоит. Честно скажу, не все призывники ее выдерживали, кто-то начинал плакать прямо в кабинете. Когда тебе задают каверзные вопросы, давят морально, это очень тяжело. И тех ребят, кто психологически не справился, естественно, не брали. Я видел, как один парень, выйдя из кабинета, сел и заревел. Он прошел психологический «тренинг», но нервы не выдержали. В общем, сложно все это…

— Утверждают, что в Президентский полк берут молодых людей преимущественно славянской внешности…

— Когда я проходил медкомиссию, был уверен, что это правда. Но когда в Москву приехал, понял, что бывают исключения. Со мной ребята из Чувашии служили, совсем не славянской внешности, и ростом «метр с кепкой». Они говорили, что никаких спецкомиссий не проходили, шли служить в «простую» армию, а попали в элитную волей судьбы. Так что с внешностью все относительно. Знаю точно, что у призывника, который хочет попасть в Президентский полк, не должно быть никаких татуировок, никаких судимостей, обязательно полная семья — мама, папа. Это обязательные требования.

— Чем отличается служба в Президентском полку?

— Особым отношением к Уставу и дисциплине. Это в любой мелочи проявляется. Если ты идешь в увольнение, и ремень у тебя болтается, могут строго наказать. В других войсках допускается, а в Президентском полку нет. Устанешь и заснешь на посту — дополнительные физические нагрузки тебе обеспечены! Как говорят в армии? Не доходит через голову — дойдет через ноги и руки! Так оно и есть…

— Какой-нибудь показательный случай можешь вспомнить?

— Ну, например, такой. Однажды у нас было построение всех рот на плацу. Перед нами стоит комбат, смотрит, как мы соблюдаем правила построения. Один парень не выдержал, решил, что его никто не увидит, и плюнул на плац. А комбат увидел! И мы весь день мыли плац с пеной, драили асфальт.  Потом пожарные приехали, заливали все это водой…       

— Да уж! Впечатляет! Вам наверняка постоянно твердили, что вы служите в Президентском полку…

— Есть такое! Особенно, если это касается внешнего вида солдата, его опрятности. Даже камуфляж, в котором ты занимаешься хозработами и ФИЗО, должен быть отглажен. Чтобы сапоги блестели, стрелки на брюках были тщательно отутюжены. Нужно постоянно следить за собой, не «распускаться». У нас командир роты говорил: «Стрелки должны быть такими, чтобы девушка, приставая к тебе, порезала о них руки!». Заставляли стричься, «обрастать» не давали. В обычных войсках к дембелю солдаты уже отращивают волосы. А у нас стандартная стрижка: снизу — ноль, сверху — три, и мачо-мэн готов!     

— Какие объекты тебе пришлось охранять?

— Мотострелковый батальон на Рублевке, аэропорт Внуково. И Кремль, конечно!

— Президента видел?

— Нет, только кортеж издалека. На самом деле президента видят единицы. Как правило, это ребята из роты Почетного караула, которые стоят у Мавзолея. Я бы мог его увидеть на параде в честь Дня Победы в 2009 году, мы приезжали туда. Но в тот момент, когда президент сидел на трибунах, нас передислоцировали в другое место.

— Охрана персон и объектов государственной важности подразумевает секретность…

— Да, мы расписывались о неразглашении конфиденциальной информации. После армии в течение 7 лет нам запрещен выезд за границу.

— Что было самым тяжелым для тебя на службе?

— Привыкнуть к армейской жизни. На гражданке ты знаешь, что у тебя родители под боком, друзья. А в армии ты предоставлен самому себе. Трудности службы переживаешь самостоятельно и поделиться ни с кем не можешь. Рядом такие же пацаны, у которых все то же самое в голове. И жаловаться им, что тебе плохо, как-то не несерьезно, не по-мужски. Армия — это настоящая школа жизни, и если тебе суждено ее пройти, так пройди достойно!

— Признайся, есть ли в Президентском полку дедовщина?

— Отвечу так: в любом мужском коллективе, по сути, есть дедовщина. Но под дедовщиной каждый подразумевает что-то свое. В Президентском полку ее нет — есть мужское воспитание.

— Расскажи какой-нибудь смешной случай из армейской жизни…

— У нас в части строили общежитие для контрактников. На стройке работали молдаване. Однажды, когда я ночью дежурил на посту, они крепко выпили и начали буянить. Дежурный по части принял решение самого главного буяна выдворить за пределы части. Мы его вывели, а он решил вернуться обратно, и давай придумывать всякие ходы! Прыгал через заборы и не давал нам спать до утра. Мы его раз пять выгоняли, а он ни в какую! В итоге буяна забрала милиция. Ночь выдалась веселой…

— Наверняка у тебя были свои представления о Президентском полку до того, как ты оказался на службе. Изменились ли они или подтвердились?

— Изменились. До службы я слышал, что в этом полку якобы по ковровым дорожкам ходят, офицеры и солдаты шикуют, на столах икра и вино…Чего только не рассказывали! Я понял, что все это слухи, еще в учебной части. Когда мы приехали туда, нас отправили в душ и выдали по кусочку мыла. Берут обычный, стандартный кусок мыла, делят его на 4 части и раздают солдатам. Я даже намылиться не успел, а уже выходит нужно. Так что икра, вино и шикарная жизнь — это лишь миф. Президентский полк считается элитным из-за высокого доверия, которое ему оказано, и роскошь тут не причем.

— На парадах зрители всегда восторгаются маршем Президентского полка. Дух захватывает, глядя на такую красоту. А что чувствуют сами ребята?

— Я думаю, гордость. На них равняются в плане строевой подготовки. Ими восхищаются девушки. Только они могут так прекрасно маршировать. И только они знают, чего им стоит произвести такое впечатление.

— Как отреагировали твои родители, узнав, где тебе предстоит служить?

— Они вообще сначала не поверили, что меня берут в Президентский полк. Потом из армии стали получать письма, где говорилось, что я попал служить в почетные войска. Им было очень приятно.

— У «кремлевцев» очень красивая форма. И наверняка ты получал комплименты, когда надевал ее…

— С формой разные случаи были. В Екатеринбурге, когда нас встречали, люди буквально обалдели. Форма действительно очень украшает. Были и казусы, когда нас просто не узнавали. Я вышел на дембель, ехал в поезде домой, одетый в форму, и пошел брать для себя кипяток. Иду по вагону, и какая-то бабуля говорит мне: «Сынок, принеси мне водички тоже!». Я говорю: «Почему вы ко мне обратились?». А она мне: «Сынок у тебя на погонах две буквы — ПП. Ты же Помощник Проводника!». Даже в Москве курьезы случались. Подходили девчонки, спрашивали, кто мы. Президентский полк в столице дислоцируется, и форму нашу вроде бы знать должны, но увы…Шутя отвечали: «Мы — Пляжный Патруль! Спасатели Малибу!».

— У Президентского полка есть свой девиз?

— Да. «Верность. Честь. Долг». И это не пустые слова. Постичь их глубинный смысл мне помогла именно служба. 

 

 

 

Юлия Бабушкина, газета "Информационная неделя"

 





















Веб-камеры Ревды

Опрос

все опросы

Какой раздел новостей Вам наиболее интересен?

Ответить