Авторизация

Войти
Забыли пароль?

Если у вас нет аккаунта, то, пожалуйста, зарегистрируйтeсь

Регистрация

Поля, отмеченные *, обязательны для заполнения

Максимальный размер файла: 2048 Kbytes
Допустимые форматы изображений: png, jpeg, jpg, gif
может использоваться как логин при входе на сайт
Допустимые символы пароля: . _ a-z A-Z 0-9 , не меньше 5 символов
капча
Зарегистрироваться
20:55
06 Декабря, вторник
Найти
28 Марта 2016 Количество просмотров новости: 138

Творец уникальной керамики

Преподаватель детской художественной школы Флюра Маслова известна многим ценителям искусства. Знают её и дети, и родители — со времени переезда семьи в наш город Флюра Мансуровна учит ребят работать с глиной. Ученики её любят и говорят о ней так: «Это человек с очень светлой душой, и она вкладывает в нас этот свет. У неё классная фантазия, она умеет направить нас в нужное русло — даёт одну тему и помогает каждому увидеть что-то своё».

— Флюра Мансуровна, вы с детства занимаетесь творчеством?

— Сколько себя помню, всегда хотела творить. Родом я из Таджикистана, родителей туда судьба занесла из Удмуртии. Там столько солнца, такой колорит! Маме всегда говорила, что я в душе художник. Но мамочка моя настояла, чтобы я получила «земную» профессию — стала учителем начальных классов. Слава Богу, судьба распорядилась по-своему, и вывела на нужную дорогу.

 

— Как же вы начальную школу сменили на художественную?

— Когда сюда переехали, детей надо было устраивать в детский сад, и для этого мне надо было работать в детском саду. Нечаянно, имея педагогическое образование, я стала воспитателем и начала вести с детьми занятия. В садике последние три года вела только ИЗО. Мужу стала плакаться: «Толя, я очень хочу рисовать». Он и посоветовал: «Иди учиться в художественную школу». Пошла. В 1997 году я уже пришла в школу работать, и в 2003 году у меня была первая персональная выставка. 

 

— Кстати, о муже. Это он вас в Ревду привез?

— Да. Познакомились мы в Удмуртии, когда я ездила в гости к родственникам. Три года переписывались и созванивались. Когда он окончил институт, взял чемодан, меня и поехал по распределению в Красноуфимский район. Три года мы жили там. Но Толя все-таки хотел пройти ординатуру в Екатеринбурге, поэтому стали искать место поближе. В Ревде нам понравилось. Я не жалею, что так всё получилось, меня здесь пригрел Александр Фёдорович Пикулев и многому научил.

 

Давайте обо всем по порядку. Вы пришли в художественную школу в довольно зрелом возрасте. Никого своим приходом не удивили?

— Удивила. Мне уже было глубоко за двадцать, мама с двумя детьми.  Александр Фёдорович спросил: «А зачем вам это нужно? Бабушки избушки и так расписывают, им образование не нужно». Объяснила, что хочу набраться грамматики, научиться правильно рисовать: знать соотношение цветов, пропорций, правила композиции. Александр Фёдорович сказал: «Ну ладно, тогда приходите». Это было в 1995 году.  В вечернем классе я проучилась год. Потом Александр Фёдорович усадил меня за глину: «Рисуешь хорошо, давай, лепи». Я взяла глину в руки, и первым моим произведением стал выразительный образ грузина — не знаю, почему возник именно он. Глина тогда была белая, красивая. И за год я слепила многое. Приходила в школу как домой, наводила в классе порядок, создавала уют, посадила цветы.  Александру Фёдоровичу это всё так нравилось, он говорил: «От тебя такие положительные флюиды исходят». 

Однажды, когда у нас только закрылся детский сад, и я была озадачена поиском новой работы, он встретил меня на улице и спросил: «Флюрик, ты где сейчас?» Сказала, что нигде — детский сад два дня как закрылся. Он меня взял за руку, завёл в кабинет директора и сказал: «Этот человек нам нужен». У меня не было никакого художественного образования, но меня приняли. Единственно, спросили, смогу ли набрать класс. Пригласила своих выпускников детского сада, и они пошли за мной, мы лепили из пластилина. Хотя, по рассказам педагогов, раньше в детских садах даже печи муфельные были.

 

— Вы — признанный художник. Никогда не хотели сменить керамику на холст?

— Глина мне сразу понравилась. Это такой непредсказуемый материал! Его берешь в руки, и он сам подсказывает образ, форму. Когда у ребёнка смятение в голове, то глина сама подсказывает. В процессе лепки образ рождается. Ты задумал так, а глина задаёт другую форму.

— Вы — педагог с большим стажем. Сразу видно способности детей к керамике?

— Все дети проявляют себя по-разному. Некоторые очень долго не могут почувствовать рабочее состояние глины: в каком соотношении должна быть глина и вода. У меня была девочка, которая долго привыкала к глине. А потом такие вещи начала делать!

 

— Знаю, что далеко не всякая глина подходит для изготовления керамики. Где глину берете вы?

— Мы любим работать с нашей, Кирзаводской глиной. В ней уже есть нужное соотношение разных глин: 70% тощей, 30% жирной. Тощая даёт крепость изделию, жирная — пластичность. Нам привозят  необожженный кирпич после сушки, мы его размачиваем и лепим.

 

— У вас такие шикарные работы, думаю, с подарками вы особенно не заморачиваетесь. Как друзья относятся к вашему творчеству?

— По-разному. Кому-то нравится, я чувствую это, дарю. А есть очень близкие друзья, я им много керамики подарила, много картин — ничего не висит. Я к этому спокойно отношусь, не болезненно, не ревностно. У нас в школе есть сотрудники, которые говорят: «Флюра, зачем твои черепки нужны?» Вкусы у всех разные. Конечно, глина красива в глазури. Но это — дополнительный обжиг, а мы для школы считаем каждую копеечку, поэтому мы с детишками расписываем работы темперой — сами её готовим, смешиваем гуашь с клеем ПВА и работаем.

 

— Ваши родные дети — люди творческих профессий?

— Старший — металлург по образованию, работает менеджером. В нём больше папиной основательности. Хотя он хорошо рисует, и одну из его детских работ даже купили на выставке. И критик ещё тот. Именно он больше всего критикует мои работы и его слова: «Мама, да, это вещь!» — лучший комплимент. У него хорошо получается работать с деревом — мой папа был столяр-краснодеревщик.

В младшем больше моего, творческого начала. Он, было, поступил в УПИ, но потом перешёл в Горную Академию на художника-стилиста, и с женой занимаются фотографией. Хобби у него — вархаммер: фигурки и миниатюры маленькие склеивают из пластика и расписывают их — у него весь стол заставлен.

 

— Вы где-нибудь выставляете лучшие работы учеников?

— Да, конечно. Начиная с выставок в зале нашей школы и передвижных в фойе ДК перед концертами, работы  были в музее Кирзавода — в прошлом году ко Дню Строителя. Мы участвуем в выставках и конкурсах на разных площадках Екатеринбурга и области. Керамику любят рассматривать, она притягивает любого зрителя.  Мы очень дружим с Центром традиционной народной культуры Среднего Урала, они нас регулярно приглашают на конференции. В апреле прошлого года там состоялась выставка керамики с моими учениками «Рождение образа», было выставлено  около 150 работ.                                                                                                                                                                            17 марта этого года там же, в Центре  состоялась региональная научно-практическая конференция «Роль мастера в сохранении народных художественных промыслов». Я выступила с показательным  мастер-классом, представив технику возведения крупных форм. Малые фигуры лепить легко, а крупные формы возводить очень сложно.

 

—  Сами вы этому где научились?

— На одном из семинаров. Долго практикуюсь, многое изучила, есть свои наработки, готова ими поделиться. Крупную форму можно поднимать на гончарном круге, но для этого нужно особое помещение, нужна другая глина — я пробовала нашей, руки в кровь истёрла. Месторождение пластичной чистой глины есть в Таволге — там развивается гончарный промысел. Когда, учась в Нижнетагильском институте, я делала дипломную работу, столкнулась с грузинской керамикой «марани». Отталкиваясь от неё, стала развивать своё направление «марани»

Пример марани

— Что такое «марани» в переводе?

— «Марани» — это ёмкость для вина, состоящая из нескольких взаимосообщающихся  сосудов, украшенных рогами и декором (олень, баран, тур). Её ставят в Грузии на свадебный стол как символ достатка и счастья. Я изучила технологию создания таких декоративных сосудов и внедрила её у себя.

 

— С фигурками понятно, а как грузины лепили огромные, с человеческий рост сосуды для вина?

— Круговым налепом. Есть ещё один способ. Шьют мешки, засыпают в них песок, раскатывают глину и листами, заделывая швы, облепляют форму. Затем постепенно высыпают песок и форма высыхает. Сама в Грузии ещё не была, хочется увидеть воочию.

 

— Техник работы с глиной вообще много?

— Нет, от силы пять. Они передаются от народа к народу, от поколения к поколению. В разные годы обучения мы ведём знакомства со всеми техниками. В том числе с «марани», но я ориентирую детей на наши, уральские образы. Олени, белки, совы, глухари. Через культурное наследие народа детей можно нравственно воспитывать. Наши дети сейчас очень далеки от рукотворчества, сидят в виртуальном пространстве с гаджетами. А те дети, которые занимаются творчеством, намного трудолюбивее, добрее, более чувственны, и эти нравственные качества, мне кажется, надо в детях развивать.

 

Информация с конференции, прошедшей 17 марта. Демонтсрация мастер-класса

http://revda-dhsh.ekb.muzkult.ru/news_article/1317873/

Художественная школа проводит мастер-классы по лепке. С нового учебного года будет открыт набор в группу лепки из разных материалов.

Беседовала Наталья РАКИНА





















Веб-камеры Ревды

Опрос

все опросы

Какой раздел новостей Вам наиболее интересен?

Ответить