Авторизация

Войти
Забыли пароль?

Если у вас нет аккаунта, то, пожалуйста, зарегистрируйтeсь

Регистрация

Поля, отмеченные *, обязательны для заполнения

Максимальный размер файла: 2048 Kbytes
Допустимые форматы изображений: png, jpeg, jpg, gif
может использоваться как логин при входе на сайт
Допустимые символы пароля: . _ a-z A-Z 0-9 , не меньше 5 символов
капча
Зарегистрироваться
02:44
07 Декабря, среда
Найти
16 Января 2016 Количество просмотров новости: 78

Вот такая судьба…

Зинаиде Андреевне Криводановой, много лет проработавшей медсестрой в детской больнице, 8 января исполнилось 90 лет. Накануне Нового года мы побеседовали с ней о жизни, о давно забытых традициях и, конечно же, о становлении детской больницы в Ревде.

(слева на право) Нина Кондрух, Оня Белькова. Зина Корзунова, тетя Тоня Бибикова, Тоня Каёва

Годы войны

В медицину Зинаиду Андреевна попала случайно. Мечтала о дипломе инженера-энергетика. У неё уже и вызов был в энерготехнический техникум, хотела ехать в Свердловск учиться после семилетки, но началась война.

— Выпускной был 21 июня, а 22 началась война. Братьев обоих сразу на фронт забрали. Кормить нас было некому, пришлось работать. Я пошла учеником в электроцех СУМЗа. Там и работала обмотчицей до 1943 года. Трудились мы без выходных. С утра смену отработал, на следующий день во вторую выходишь. Пересменка — вот весь отдых.

Уйти на фронт в те годы рвались многие, вот и Зинаида с подругой в военкомат пришли, когда им ещё 18-ти не было. Военком их отругал: «Уматывайте отсюда! Какие вы фронтовики?» Прошло две недели, подруги снова пришли к военкому: «Возьмите нас на фронт, мы будем раненых таскать». Военком спросил: «Что еще делать умеете? Стрелять? Перевязки делать? Не умеете? Так какого чёрта опять пришли? Зачем я вас туда пошлю? Подстилками к офицерам? Идите отсюда!» Подруги после такого грубого обхождения выбежали из кабинета военкома с рёвом. Пока они в коридоре слёзы по щекам размазывали, военком позвонил в медучилище, попросил, чтобы девушек взяли учиться.

— Дело было в ноябре, — вспоминает Зинаида Андреевна. — Уже целый семестр прошёл. Нам сказали, если сдадим экзамен, возьмут. Но с условием, что будем работать санитарочками в госпитале. Как раз Сталинград освободили, и экстренные медицинские курсы сделали двухгодичными. Мы на них и попали. Работали в госпитале. Сначала в одном, где сейчас заводоуправление завода ОЦМ, затем — в здании 25-й гимназии. Так до 1945 года, пока не сдали выпускные экзамены.

Про госпиталь Зинаида Андреевна вспоминает неохотно. На глазах слёзы…

— Да что говорить-то? Огромные бочки, набитые бинтами… Раненых привезут, и все бинты кровавые, с червями, с гноем мы должны простирать, прогладить, прокатать, в биксы заложить. Вот это основная наша работа была. А так, как все санитарочки: полы мыли, за ранеными ходили… Не хочу об этом…

С сыном Владимиром и мужем Геннадием

Послевоенное время

Война закончилась, госпиталь расформировали, и специалистов во главе с начальником госпиталя Эренкрацем перевели в амбулаторию. Хирург, окулист, невропатолог — в те годы в больнице, вернее в медпункте СУМЗа, были все основные специалисты. Уже дипломированной медсестрой Зинаида Андреевна проработала там до 1947 года.

— Потом меня перевели в детское отделение, так и осталась там до пенсии. Поработала и простой медсестрой, и дежурной в больнице, последние годы была старшей медсестрой. Снабжала больницу медикаментами, с персоналом работала. В те годы на главных и старших медсестёр не делились. Считаешься старшей, а с врачом на приёме сидишь. Приходилось за всех быть. Регистратор на работу не вышел — вставай в регистратуру. Процедурной сестры нет — иди на процедуры. Раньше больница была общей, на улице Почтовой, в деревянном здании напротив Водной станции. Первые детские врачи — Павла Кузьмовна Овчинникова и Кира Павловна Фенина. Потом нас перевели в двухэтажную больницу на Гоголя. Она была у проходной возле моста через речку от завода к «Рябинушке». На втором этаже — детская стационарная больница, а на первом — женская и детская консультации. Мало кто помнит, что и на территории Ревдинского метизного завода была одно время поликлиника.

Рассказала Зинаида Андреевна и о том, как Виктор Викторович Санто назначал её заведующей стерилизационной лабораторией. Это было, когда открывался новый больничный корпус на улице Кошевого.

С дочерью Маргаритой и внучкой Мариной

Трудовые годы

Зинаида Андреевна призналась, что годы работы незаметно пролетели: «Смотришь, а твои бывшие пациенты уже своих детей в больницу привели. Потом и их дети уже со своими пришли»…

В те годы дети часто умирали от лейкоза. Нечем лечить, спасти никак. И дифтерия была, и корь свирепствовала, и скарлатина. При Галине Ивановне Сунгуровой начались поголовные прививки. На пятиминутках участковые сёстры регулярно отчитывались, сколько детей привито. Следили за этим серьёзно, даже чересчур. Зинаида Андреевна до сих пор об одной медсестре сожалеет:

— Девчонка была добросовестная. Зашла один раз прививку поставить, а дома никого не было, она решила после работы снова в этот дом зайти, но в отчёт ребёнка записала. Кто-то узнал об этом, такое началось! Она пошла домой и повесилась. А у неё самой мальчонка, года ещё не было. Вот как ответственно тогда к прививкам относились.

Но такая ответственность была присуща далеко не всем. С болью Зинаида Андреевна вспоминала случай, когда в больницу привезли мальчика лет одиннадцати, у которого от удара мячом — в футбол играл — лопнула селезёнка. Мальчик кричал от боли всю ночь, медсёстры несколько раз бегали за хирургом, но тот твердил одно: «Ждите, утром буду». До утра мальчик не дожил. Но такие врачи были редки. Больше было тех, которые преданно отдавались служению людям.

— Заведующая у нас была Маргарита Анатольевна Макурина — в любое время звони, всегда даст совет. Если случай серьёзный, говорит: «Пришлите за мной сестру, приду».

с правнучкой Аленой и внучкой Ольгой

Из личной жизни

О первом муже, с которым жили три года, Зинаида Андреевна и не вспоминает. Наверное, блёкнут воспоминания на фоне того, кого считает Зинаида Андреевна своей второй половинкой. Смеясь, она вспоминает об их знакомстве.

— С Геннадием мы дрова в родительский дом на Пугачёва привозили. У меня уже дочь была, о любви и не думалось… Пока ехали в кабине, разговорились. Разгрузили дрова и он спросил: «В кино пойдёшь?» Я сразу: «А пойду!» Вот и всё знакомство… Потом дружба завязалась. С год встречались как друзья. Потом пошли в ЗАГС. Через пару лет у нас Володя родился…

Расспросами о сыне и муже я невольно ранила Зинаиде Андреевне сердце — оба они, с небольшим перерывом, скоропостижно скончались. Хоть и было это давно, но боль потери осталась:

— Сама не знаю, как тогда выжила. Даже к психотерапевту ходила. Провёл он десять сеансов и спрашивает: «Полегчало?» Ну что я ему скажу? Как было, так и есть…

Разговор я перевела на другое, попросила вспомнить молодость. Моя собседница оживилась, глаза загорелись:

— У Ревдинского клуба была танцплощадка — «тарелка». Каждый вечер там были танцы под баян. Туда бегали. На промплощадке СУМЗа — замечательный парк, там стояла парашютная вышка, и мы смотрели, как ребята с неё прыгают. Иногда на танцы пешком ходили. Автобусов не было, ходил на СУМЗ только трудовой поезд. Напляшешься, и идешь назад. Кино смотрели в клубе РММЗ. Потом открыли клуб Цветников, и там была парикмахерская. Только-только началась мода красить брови и ресницы. Мне не надо было, но я со всеми за компанию пошла. Мы брови навели, ресницы накрасили и пошли пешком на танцы. Начался дождь. А краска-то тогда была не такая, как сейчас. От дождя она потекла. Мы друг на друга смотрим, господи, как черти! И смешно, и жалко такой красоты… Как в фотоателье ходили, помню. Целое событие! На углу Чернышевского-Гоголя единственный фотограф в Ревде был. Я в ателье платье единственный раз шила. Новый фасон с запахом и складкой впереди только в моду входил. Ателье было на Почтовой. Шили там и пальто, и платья, и костюмы. Дочь там приёмщицей много лет проработала.

На вопрос: «В  чём секрет долголетия?» Зинаида Андреевна, смеясь, ответила: «Пешком много ходила, вот поэтому долго живу». Всё она научилась делать сама — вязать, прясть, шить, варить, за скотиной ухаживать, сено косить, дрова рубить. Это сейчас в доме на улице Социалистическая, который они с нуля с мужем построили, вместе с ней обитают только кошка, да собака. А раньше в большом дворе были и корова, и свиньи, и куры. И сейчас в этом доме тепло, чисто, уютно. Несмотря на почтенный возраст, Зинаида Андреевна со своим небольшим хозяйством сама управляется. Дочь с зятем, правда, помогают снег чистить и с огородом. А остальное — сама.

Уходила я от Зинаиды Андреевны с чувством душевного покоя, ведь она из тех людей, рядом с которыми легко и уютно. И дай Бог таким людям ещё долгих лет!

Леся ГУЛЬ

Уважаемая Зинаида Андреевна!

Администрация, профком Ревдинской городской больницы и Совет ветеранов медиков поздравляют вас со столь знаменательной датой! Желаем здоровья, благополучия, заботы родных и близких, долгих лет жизни!





















Веб-камеры Ревды

Опрос

все опросы

Какой раздел новостей Вам наиболее интересен?

Ответить