Авторизация

Войти
Забыли пароль?

Если у вас нет аккаунта, то, пожалуйста, зарегистрируйтeсь

Регистрация

Поля, отмеченные *, обязательны для заполнения

Максимальный размер файла: 2048 Kbytes
Допустимые форматы изображений: png, jpeg, jpg, gif
может использоваться как логин при входе на сайт
Допустимые символы пароля: . _ a-z A-Z 0-9 , не меньше 5 символов
капча
Зарегистрироваться
15:46
10 Декабря, суббота
Найти
01 Ноября 2015 Количество просмотров новости: 80

Лицом к лицу. Полвека в РГБ

Заслуженного врача РФ Анатолия Петровича Глушкова, награжденного знаком «Отличник здравоохранения», знают в Ревде не только пациенты и не только как уролога. Он известен как садовод, приверженец здорового образа жизни и родоначальник большой семьи — у него двое детей и восемь внучек и внуков. Оказавшись в квартире Глушковых, я поняла, что Анатолий Петрович к тому же гостеприимный хозяин и преданный супруг — большой цветной портрет его покойной жены Галины Александровны стоит на самом видном месте, а над ним — вышитые ею картины. «Галина с большой любовью их делала», — тихо сказал он, заметив, что я с любопытством рассматриваю ровные стежки. Поразило и то, что у Анатолия Петровича масса фотографий детей и внуков — чувствуется, что всех их он очень любит.

Анатолий Петрович с дочками сына: Павлой и Варварой

— Анатолий Петрович, вы — местный житель или приехали в Ревду?

— Я из Кировской области. Раньше наш район назывался Кичминский, затем его объединили с другим районом и он стал Советским.

 

— Вы отец двоих детей и многовнучный дед. Интересно, а сами вы из большой семьи?

— У меня две сестры и брат. Я — третий ребенок в семье. Отца не стало в 41-м, с того времени с мамой жили. Трудно приходилось.

 

— Почему сделали такой выбор профессии — стали врачом? Мечтали лечить людей?

— С детства у меня проявился некоторый интерес к медицине. Всегда помогал больным, ухаживал за ними. Когда окончил 7 классов, выбор был: мог идти или в лесной техникум, или в фельдшерско-акушерскую школу. Было у нас недалеко и педагогическое училище, но эта профессия меня не интересовала. Лесной техникум был в красивом месте, на берегу реки Вятки, и сначала я решил идти туда. Но документы у меня не взяли — какой-то справки не хватало. Возвращаясь оттуда, встретил нашего директора школы. Он меня спросил: «Куда, Толя, пойдешь?» Ответил, что пока раздумываю: в лесной или в медицинский. Он мне тогда сказал: «Ну, конечно, в техникум ты точно поступишь. Там конкурса нет. А вот в фельдшерскую школу конкурс большой». Тогда решил: где конкурс, туда и пойду. Сдал экзамены прилично. На собеседовании директор, уважаемый всеми главный хирург района, меня даже похвалил, сказал, что сдал вступительные хорошо и поэтому буду получать стипендию. Ее давали не всем. У матери денег не было, а у меня появилась возможность иметь деньги. И с этого началась моя связь с медициной. До армии поработал на севере Кировской области, потом служил три года санинструктором в Закавказье. После службы два года поработал фельдшером — нашел место поближе к маме. Параллельно готовился к поступлению в вуз.

Галина Александровна с внучкой Дашей

— Какой медицинский заканчивали?

— Ижевский. Шесть лет там учился и в 1965 году оказался в Ревде. В это время еще существовала заводская больница, но уже была городская по улице Энгельса. Стал урологом, а вскоре мне доверили дежурство по неотложной хирургии. Приходилось и хирургические операции делать, и травматологические — тогда не было разграничения как сейчас.

 

— Раньше не было УЗИ, МРТ. Сложно, наверное, приходилось?

— Во время учебы нас всегда настраивали на то, что придется быть и акушером, и хирургом, и лором. Говорили, что, вероятно, мы попадем в условия небольшой участковой больницы и придется выполнять функции всех специалистов. Естественно, учась, приобретал книги и по терапии, и по другим специализациям. Конечно, об УЗИ в те годы еще никто не слышал, но рентгенография была. Опять же то пленок большой дефицит был, то что-нибудь с аппаратом случалось. Лаборатории были, позволяли проводить некоторые исследования. О трудностях тех лет можно говорить долго. Основное обезболивание — масочный эфирный наркоз. Он часто шел с осложнениями. Местную анальгиновую анестезию только разрабатывали. В Ревде была всего одна ставка анестезиолога и одна — сестры-анестезистки, её вызывали на все неотложные операции. После операции пациента увозили в общую палату — не было палаты реанимации, а тем более целого отделения…

В те годы в основном спасали больных, но были случаи, когда по разным причинам всё плохо заканчивалось. Пока из головы такие случаи не выходят. Иногда некоторые эпизоды ночами снятся. Конечно, сложно было в те годы работать. Не то, что сейчас…

 

— Вы 50 лет были урологом. Скажите, как развивалась медицина: постепенно, или рывок был в последние годы?

— На мой взгляд, постепенно. Когда я проходил первую специализацию в Екатеринбурге, наш главврач Галина Ивановна Сунгурова всячески способствовала приобретению диагностической аппаратуры. В те годы по оснащению у нас были равные условия с областной больницей, хотя отдельного урологического отделения не было. Время шло, областные учреждения нас значительно обогнали. Сейчас в Екатеринбурге пять отделений, а когда-то было всего 40 коек. А нам всегда доставалось намного меньше хирургического и диагностического оборудования, особенно импортного. Не так давно стали поступать современные аппараты. Даже УЗИ появился у нас в кабинете. Технологический уровень намного улучшился.

 

— Новое оборудование требует новых знаний.

— Мне в этом плане повезло. Удалось несколько раз учиться на курсах повышения квалификации. Первую проходил у профессора Блюзнюка. Вторую — в Ленинграде. Дважды был Центральный институт усовершенствования врачей в Москве, в Челябинске в Уральском институте усовершенствования врачей.

 

— У вас были ученики?

— Первая ученица — молодая женщина — заведовала большой поликлиникой в Кисловодске. Через кого-нибудь часто приветы передавала. Вторая девушка, проходившая у меня практику, вышла за интерна из Москвы, сейчас работает там. Некоторое время работал с Истокским. Он после ординатуры остался в Екатеринбурге. Пару лет назад защитил докторскую диссертацию. Сергей Ярош тоже нашел место получше — в Первоуральске. Думаю, никто, с кем я работал, на меня не обижался. Отношения со всеми хорошие, и все эти люди развиваются в профессии.

 

Среди ваших пациентов больше мужчин или женщин?

— Конечно же, больше мужчин, потому что у женщин есть гинекологическая служба, а у мужчин этого нет, и все беды мужские — через уролога. В Ревде никогда не было детского уролога. Дети тоже у нас обследовались, лечились. В отношении заболеваний, которые по частоте увеличиваются, назову онкологию. Не только у нас, во всем мире. Намного участились случаи мочекаменной болезни. Тяжелое состояние, когда образуется камень и застревает в мочевых путях, не дай Бог никому. Если вовремя не принять меры, может быть и смертельный исход. Воспалительные процессы лечить легче. Много лекарств выпускается, особенно за границей, постоянно появляются новые.

 

— В чем, на ваш взгляд, причина?

— Меняется образ жизни людей, структура питания, все больше заражаются воздух, вода.

Слева Наталья с мужем Дмитрием. Александр держит на руках Гордея, рядом с ними – Миша.

— Наверное, вам, отработавшему более полувека, сложно теперь без работы?

— Я не работаю месяца три. Когда столько лет работал, и вдруг не стал — нужно время для адаптации. Привыкнуть к новому качеству. Пациентов встречаешь, многие спрашивают: «Анатолий Петрович, что же вы нас бросили?». В шутку говорю: «Я вас уже полечил, состояние ваше улучшилось. Думаю, дальше уже без меня можете обходиться». Рассказывают: пришел на прием дед и говорит: «Анатолия Петровича мне надо». Ему объясняют: нет его, не работает уже. Дед и выдал: «Ох, и много народу поумира-ает...» Молодых иногда встретишь — одеваются модно, особенно девушки. Куртка дорогая, а заканчивается чуть пониже пупка. Иногда скажешь: «Одевайтесь вы так, чтобы не заболеть. Если простудитесь — болезнь надолго привязаться может». Кто-то промолчит, кто-то скажет в ответ: «Да мне мама так же говорит». Беречь себя надо — что тут еще скажешь.

 

— Давайте теперь поговорим о семье. С женой где встретились?

— Уже здесь, в Ревде, поженились в 69-м. Она оканчивала институт в Свердловске, стала окулистом. Вот так вместе урология и офтальмология под одной крышей существовали, пока Галины в 2013 году не стало... У нас двое детей. Старший, Александр, с самых юных лет не хотел посвящать себя медицине. А Наташа, дочка, пошла по стопам мамы. Окончила институт в Свердловске. Сейчас работает в Москве в Центральной офтальмологической поликлинике ФСБ. Её муж Дмитрий очень хороший человек, работает в правоохранительных органах. Наташа приезжала в августе с внуком Иваном — он у них четвертый. До этого родились три девочки. Аня, Катя, Даша — уже все школьницы. Раз в год они в Ревду приезжают. Старший сын Михаил третий год учится на экономиста. Семья сына живет здесь.

 

— Садом давно занимаетесь?

— Пожалуй, лет 35. С женой вместе садоводничали. У сына свой участок — домик по улице Гоголя. Я покупал его для своей мамы — привез ее сюда.

 

— Смотрю, у вас уникальная библиотека, которую мог собрать только разносторонне развитый человек, почитающий художественное и музыкальное творчество.

— Это Галина собирала. Любила очень искусство. Я тоже с удовольствием приобщался. Сейчас ее нет, я один остался. Думаю, что все, оказавшись в такой ситуации, тяжело переживают утрату. Она из жизни ушла скоропостижно. У нее были планы. Всегда была со мной… И до конца моей жизни будет пустота. Стараешься чем-то себя занять. Работаешь, отвлекаешься, телевизор включишь — он чего-то бухтит.

 

— Вы — приверженец здорового образа жизни. Это от самодисциплины или физиологическая потребность?

— Многие годы я вставал в половине шестого, одевался и трусцой бегал на утреннюю физзарядку в лесок в районе ДК СУМЗа. Бывало, плохая погода, не хочется никуда, говорю себе: «Не пойду». Потом: «Давай, давай, поднимайся!» А назад идешь и думаешь: «Хорошо-то как!» Вот когда пересилишь свою лень, чувствуешь себя намного лучше. Обязательно надо чем-то заниматься, движение в любом виде должно быть. Что касается меня — лыжи уже наготове. В лесу зимой очень хорошо. Я, конечно, хожу прогулочным темпом, не как другие. В осеннюю погоду вечерами, когда с садом все закончу — на стадион ходил. Народу много, ходят кругами. Кто с палками, кто — так. Восемь кругов пройдешь и домой. В этом году пока не получается — в саду дел полно.

 

— Не секрет, что вы отметили 80-летний юбилей. А на какой возраст себя ощущаете?

— Не задумывался над этим... Конечно, если сравнивать теперешнее состояние с годами юности, зрелости, то, к сожалению, приходится констатировать, что годы ощущаются. Ничего с этим не поделаешь. И утраты свой отпечаток наносят. Но, общаясь с внуками, получаю заряд положительных эмоций. Когда детки здоровы, все у них ладится — настроение бодрое. Когда у кого-то что-то случается — это отражается и на мне. В целом я доволен, что у меня столько внуков. Дай Бог, все они будут на добром, правильном пути, чтобы никто в плохую сторону не свернул.

Беседовала Наталья РАКИНА





















Веб-камеры Ревды

Опрос

все опросы

Какой раздел новостей Вам наиболее интересен?

Ответить