Авторизация

Войти
Забыли пароль?

Если у вас нет аккаунта, то, пожалуйста, зарегистрируйтeсь

Регистрация

Поля, отмеченные *, обязательны для заполнения

Максимальный размер файла: 2048 Kbytes
Допустимые форматы изображений: png, jpeg, jpg, gif
может использоваться как логин при входе на сайт
Допустимые символы пароля: . _ a-z A-Z 0-9 , не меньше 5 символов
капча
Зарегистрироваться
07:28
03 Декабря, суббота
Найти
05 Февраля 2014 Количество просмотров новости: 236

«Рыцари памяти и культуры»

Часто ли мы задумываемся, глядя на какой-либо памятник или скульптуру, что за этим «стоит»? Мне, честно, всегда была интересна не только история героя бронзового произведения, но и того, как это создается. Вы только попробуйте более внимательно посмотреть на любую скульптуру, будь то памятник или маленькая фигурка, и увидите, как в ее образе оживает история и искусство. Все эти фантастические процессы происходят благодаря человеку, его бесценным рукам, любви к работе и созиданию. Но ответ на ключевой вопрос, мучавший меня с детства, — «как все это происходит?», я нашел только сейчас. Нашел в литейной мастерской Ивана Дубровина.

 

Прикосновение к прекрасному

Поселок Новоалексеевский. На одной из улиц у дороги стоит ничем не примечательный двухэтажный дом с высоким забором. Он широкий, серый, с большими гаражными воротами. Скульпторская долина мне представлялась этаким комплексом бетонных высоких зданий. Там в освещенных залах, практически утопая в глине, «колдуют» долговязые скульпторы в черных сюртуках. Такие мысли навеяли, возможно, прочитанные на эту тему книжки и старые фильмы — образы идут откуда-то из детства. И вот перед нами дом. Кто бы мог подумать, что здесь создавались такие шедевры скульптуры, как памятник Владимиру Высоцкому и Марине Влади, который стоит в Екатеринбурге, или Коту Семёну из Мурманска? И еще десятки прекрасных монументов, которыми наслаждаются тысячи жителей России. И сделано все это руками ревдинцев.

Создавали, открывали и руководят мастерской Иван и Юрий Дубровины. Сын и отец, которые смогли свои мечты и желания воплотить в жизнь. Более 10 лет назад Юрий Викторович работал на заводе ОЦМ. Он занимался техническим литьем, мечтал освоить художественное. И такая возможность представилась. Тогда на площадке завода существовала литейная фирма «Сплав». При ней было решено открыть мастерскую художественного (кабинетного) литья. Юрий Дубровин прошел стажировку во всемирно известном городе Касли у мастеров литейного искусства. Он привозил домой различные предметы художественного литья, чем вызвал огромный интерес у сына Ивана. Так 15-летний парнишка определил свое назначение в жизни — стать ярким представителем этой благородной профессии.

Вскоре «Сплав» закрылся, но мастерство и любовь к скульптуре у Дубровиных остались. После окончания школы Иван поступает в УПИ на кафедру «Художественного литья и литейного производства». Уже на первом курсе он проходит практику в Каслях в частной мастерской Николая Катышева, где овладевает искусством чеканки. «Рыцарь со штандартом» — так называлась его первая работа. Сразу после окончания института Иван Дубровин уговаривает отца открыть свою мастерскую.

Высоцкий и Влади — а вы знали?

2001 год. Начинали с малого — арендовали здание, папа занимался литьем, а сын — обработкой и продажей. Все делали на свои деньги. В арсенале ревдинских литейщиков были лишь руки и навыки. Сначала изготовляли маленькие фигурки из бронзы, отливали таблички и гербы. После первых заказов стали закупать оборудование, что увеличило производительность труда. Коллектив из двух человек вырос до десятка мастеров. Иван стал директором фирмы, Юрий Викторович — его партнером и наставником. А литейная мастерская обрела свой бренд — ревдинскую фамилию «Дубровин».

Пять лет Дубровины шли к своему первому большому заказу. От других литейщиков их отличало не только усердие, но и то, сколько души они вкладывали в каждый созданный предмет. Мало отлить фигурку, нужно в нее вдохнуть жизнь. Для этого важна внимательность к деталям. Не многие скульпторы так скрупулезно относятся к лику. Дубровины же всегда стараются сохранить все черты лица, обязательно выводят глаза так, чтобы они смотрели, а не прятались в глубине запатенированной бронзы. Это очень тонкая работа в мелкой пластике, требующая не только терпеливости, а самой настоящей отеческой любви к созданному.

В 2005 году литейной мастерской «Дубровин» удалось выиграть тендер на изготовление памятника Владимиру Высоцкому и Марине Влади. Казалось бы, непопулярная организация, неизвестные литейщики из маленького города Ревда. Кто допустит до такого значимого заказа? Но именно тонкость в мелочах сыграла свою решающую роль. Иван и Юрий Дубровины убедили, что смогут свое мастерство кабинетного литья перенести в городскую скульптуру. И они это сделали. Совместно со скульптором Александром Сильницким изготовили памятник, который был установлен в феврале 2006 года возле торгового центра «Антей».

На открытие памятника Владимиру Высоцкому и Марине Влади приезжали сын певца и поэта Никита, актеры Дмитрий Певцов и ныне покойный Валерий Золотухин, хороший друг Высоцкого. Валерий Сергеевич обошел памятник со всех сторон, внимательно осмотрел и выдал свою личную оценку — произведение получилось легким для восприятия. Этому способствовала величина скульптуры — она выполнена в человеческий рост без явных увеличений — и лиричность образов Владимира и Марины, невероятно точно переданная в деталях.

Памятник Высоцкому и Влади стал визитной карточкой литейной мастерской «Дубровин». Следом за ним последовали еще две работы, которые пользуются популярностью не только среди екатеринбуржцев, но и всех гостей уральской столицы. Вы были на улице Вайнера? Видели скульптуры Артамонова на велосипеде, и влюбленных, сидящих на скамейке? Можете не верить, но это тоже творение ревдинцев! А еще городскую скульптуру Дубровиных вы можете увидеть в «Гринвиче» — собака породы «боксер», сидящая с покупками на скамейке. Удивительное дело, практически у каждого екатеринбуржца, у многих ревдинцев есть фотографии со всеми этими скульптурами, но никто и не догадывается, что они созданы в мастерской Ивана и Юрия Дубровиных.

В стране Гулливеров

В литейной мастерской практически каждый метр дышит искусством. В работе задействовано практически все, кроме двух небольших офисных кабинетов и нескольких жилых комнат. Мастерская Дубровина работает по принципу арт-резиденции Гридчинхолл — сюда приезжают скульпторы, здесь живут и здесь же творят свои шедевры. В доме две мастерских и несколько рабочих помещений, где можно обрабатывать отдельные детали памятников.

Особого внимания заслуживают кабинеты Дубровиных. Почему кабинеты? Потому что их два. В одном стоят рабочие столы Ивана, Юрия и менеджера, а во втором — настоящий музей искусств. Как только ты попадаешь в литейную мастерскую, то возникает ощущение, что ты лилипут в стране Гулливеров. Ты чувствуешь себя маленьким не только рядом с пятиметровым гигантом Тимофеем Невежиным, но и с маленькими, полуметровыми фигурками. Просто они настолько величественно выглядят в бронзе, что ты понимаешь значение фразы: «Размер не имеет значения». Настоящее искусство безразмерно.

По личной галерее Дубровиных можно ходить часами. Здесь стоят уменьшенные копии уже созданных памятников, висят картины из металла (гильваника), а также фотографии с открытия созданных в этой мастерской скульптур. Вот на фото сын Юрия Никулина — Максим. Иван Дубровин дарит ему бюст отца в бронзе. Оказывается, в мастерской есть проект «Легенды комедийного кино». Ребята создают бюсты известных советских комиков, а потом лично вручают их родственникам. Рядом фотографии, на которых легко узнать летчика-космонавта Георгия Гречко, экс-мэра Екатеринбурга Аркадия Чернецкого, актеров Леонида Ярмольника и Игоря Угольникова, бывшего мэра Тюмени, а ныне губернатора Евгения Куйвашева, а также знаменитую француженку Фанни Ардан. С ними, и не только, Иван и Юрий Дубровины познакомились во время представления своих работ в разных городах страны.

От Владивостока до Владивостока

География работы литейной мастерской обширная — «от Владивостока до Владивостока», как выразился Юрий Викторович. В Сургуте стоит памятник Кириллу и Мефодию, в селе Частоозерье Курганской области можно увидеть одну из самых красивых работ Дубровиных — скульптуру «Россия» (копия легендарной «России» Николая Лаврецкого из чугунного павильона Каслинского художественного литья). Там же есть еще один «хит» — «Георгий Победоносец». В Нижневартовске установлен монумент Памяти жертвам техногенных катастроф (очень сложная и завораживающая работа). Великолепный памятник «Ради жизни» в память о жертвах радиационных катастроф стоит в Шадринске. В Нефтеюганске можно полюбоваться архитектурно-скульптурным комплексом «Первопроходцы» и стелой воинской славы, а также комплексом «Вечная память воинам Югры», установленном в Ханты-Мансийске — автором этих работ является Володя Арсенович Саргсян. Есть в опыте литейной мастерской и чисто классические произведения — памятник Александру Сергеевичу Пушкину в городе Прокопьевск. Один из необычных проектов — бульвар и площадь в Чите. И это только монументальное литье.

Популярна в России и городская скульптура Дубровиных: «Пограничник с собакой» в Благовещенске, «Дворник» в Салавате, входная группа в зоопарк в Ижевске, «Дворничиха» в Прокопьевске, «Аллея новобрачных» и «Щука» в Нефтеюганске, «Ангел» в Ханты-Мансийске, «Львы» в Москве, «Кот Семён» в Мурманске и «Моряк загранплавания» во Владивостоке. Это далеко не весь список произведений искусства, сделанных в мастерской ревдинцев.

Отдельный разговор о культурном вкладе в историю Екатеринбурга. Наверняка, многие из вас бывали на Плотинке, и помнят огромный горельеф «Былинный Урал», выполненный в бетоне, — на нижнем бьефе плотины с левой стороны выхода реки Исеть. Годы взяли свое, и это архитектурное сооружение пошло трещинами. Тогда было принято решение произвести замену обветшавшего горельефа на его алюминиевую копию. С этой задачей прекрасно справилась мастерская «Дубровин». Обновленный горельеф открыли летом 2013 года.

Еще одна значимая работа — скульптура «Царские дети», установленная на территории мужского монастыря на Ганиной яме. Это стало настоящим событием для Ивана и Юрия. Открыть композицию в святом для России месте — большое достижение для любого деятеля искусства.

Как признался Юрий Викторович, самым сложным проектом стал памятник Владимиру Грум-Гржимайло в Верхней Пышме. Скульптура стоит около здания Технического университета УГМК и была представлена в день открытия учреждения в 2013 году. Сложно было работать со скульптором Александром Анатольевичем Кокотеевым. Человек он специфический, найти общий язык с ним нелегко. Но все же удалось. И спустя несколько месяцев тяжелейшей работы памятник, высотой 5 метров 40 сантиметров, установлен. Дубровины гордятся этим произведением.

«Горожане. Разговор на троих» — еще одна композиция, которую мастерской посчастливилось изготовить. Автор этой работы «крестный отец» мастерской, любимый друг, соратник — скульптор Андрей Геннадьевич Антонов. В композиции трое друзей-художников — Миша Брусиловский, Виталий Волович и Герман Метелев. Необычна она тем, что двое из героев скульптуры — Брусиловский и Волович — ныне живущие люди и тоже принимали участие в изготовлении памятника. Они приезжали в мастерскую, там же телевизионщики снимали документальный фильм, и воочию наблюдали за их увековечиванием в бронзе. После открытия памятника Миша Брусиловский, живущий рядом, проходил мимо и остановился возле композиции, чтобы еще раз посмотреть на своих друзей. К нему подошла женщина, вопросительно посмотрела на него живого и на него в бронзе и спросила: «Почему вы так похожи на скульптуру? Или это ваш брат?» Ничего внятного Брусиловский не ответил. Так работа Дубровиных стала не только культурной ценностью, но и предметом людских догадок и анекдотов.

Создание истории вручную

Сейчас в литейной мастерской Ивана Дубровина кипит работа по созданию пятиметрового памятника основателю Кургана Тимофею Невежину. Работает над ним скульптор Ольга Красношеина. Она родилась в Кургане, работала в Москве, теперь вот приехала на Родину, и принялась за воплощение своей дипломной работы — за «Тимофея Невежина». Живет и работает девушка прямо в мастерской. Сегодня перед нами гигант предстал в глине. Его фигура величаво стоит между «деревянных лесов», прямо напротив уменьшенного макета. Не думайте, что памятники появляются просто так — нарисовали и тут же отлили из металла. Нет, процесс намного дольше и интереснее.

«Деревянными лесами» мы «обозвали» специальную раму, которая разработана для того, чтобы увеличить макет скульптуры. Такие рамы есть только в Москве, Питере и у ревдинцев. Что нужно сделать, чтобы изготовить памятник Тимофею Невежину? Само собой, нужен заказчик. В данном случае — город Курган. Приглашается скульптор, который рисует несколько вариантов, утверждает их, лепит мастер-модель. После согласования начинает лепить модель в натуральную величину (в данном случае — 5 метров 40 сантиметров). Приезжают увеличители, ставят мастер-модель в маленькую раму, снимают координаты. Скульптура лепится в мягком материале, используется Пулковская глина (говорят, самая качественная, кембрийская, из Санкт-Петербурга). По глине формовать памятник нельзя, поэтому в дальнейшем его обкладывают гипсом снаружи. Внутри скульптура полая. В это время автор может вносить свои корректировки. После этого памятник делят на куски и отправляют отливать в бронзе. Потом скульптуру собирают, механически сваривают, зачищают швы, обрезают и обрабатывают летники и выпора, и патенируют (искусственно состаривают). На все это уходит порядка полугода, хотя раньше требовалось несколько лет.

Мастерская вплотную работает с Николаем Валуевым. Со знаменитым боксером Иван познакомился в Госдуме и сейчас находится в хороших дружеских отношениях. Фигурка Валуева на каменной колонне будет призом на международном турнире. Также мастерская Дубровина готовит шикарные сувениры, которые легко можно купить. Например, к каждому году мастера делают небольшие бронзовые фигурки символов года. Начали с тигра, а теперь уже есть и лошадь. В каждой статуэтке много мелочей, которые постарались изложить скульпторы и превосходно показали литейщики.

 

Мечты для Ревды

В команде Ивана Дубровина работает несколько ревдинцев. Это Витя Симоранов, Саша Порошин, Сережа Герасименко, Сергей Булатов, повар Лена и ее дочь Татьяна. Младшая работала крановщицей на ОЦМ. Начинала работать техническим персоналом, а потом девушка стала обрабатывать кабинетное литье, обучаясь прямо здесь, на месте.

У вас может возникнуть вопрос: а как же Ревда? Неужели ничего не сделали для родного города? Ошибаетесь. Памятники работы Дубровиных есть на СУМЗе, на Кирзаводе. Пожалуй, самый популярный, уникальный проект — пушка и плиты с именами ревдинцев, воевавших с Наполеоном, возле Демидов-центра. Не знали? Вскоре в Храме Архистратига Михаила появится поклонный крест, который сделали Иван и Юрий.

Мечты о насыщении Ревды скульптурами не оставляют семью Дубровиных. Им хотелось бы создать памятник основателю города Демидову и установить его в Демидов-центре или в Еланском парке. Но за свои деньги мастерской этого не сделать, нужно желание администрации города. В Ревде много парков и аллей, хорошо бы было их украсить парковыми скульптурами, как это сделано во многих городах.

Но самый главный проект-мечта Дубровиных — увековечить память обо всех ревдинцах, которые принимали участие в Великой Отечественной войне. Мастера готовы изготовить бронзовые знамена с фамилиями 14-ти тысяч ревдинцев (именно столько по их сведениям воевало с Гитлером) и разместить все это в парке Победы. Проект оценивается примерно в 4 миллиона рублей. Близится юбилей великой Победы — 70 лет. И это был бы прекрасный подарок городу, ведь нет в Ревде семьи, которая не отправляла бы своих родственников на фронт.

Иван и Юрий Дубровины вместе со своими соратниками более десятка лет создают шедевры искусства. Их памятники видят тысячи, а то и миллионы людей. А ведь это наши ревдинцы. Это люди, которые своими руками создают самое благородное и чистое на земле — красоту и память. В их арсенале не слова, а инструменты. Они словно тот «рыцарь со штандартом», которого впервые изготовил Иван, гордо несут в народ культуру и эстетику, живущую века.

Комментарии

Юрий Дубровин:

Наша работа грязная, черная, а когда сделаем — наши произведения привлекают внимание, они значимые. Интересно, когда работаешь от эскиза до установки. У нас нет постоянных заказчиков, мы их ищем. Частично работает наша репутация, интернет, плюс сарафанное радио. Не без этого. Сейчас у нас в производстве порядка 50-60 работ кабинетного литья. Мы не только копируем, но и создаем новые произведения. Я не учился ничему. По образованию не художник, не скульптор. Жизнь так вывела.

Сергей Герасименко:

— Работаю в мастерской с 2007 года. С Юрой Дубровиным давно знаком, много-много лет. Он меня и пригласил. Работа очень интересная. Всегда нравится, нет такого, чтобы уставал от нее или хотел бросить. Я — самоучка. Первое время тяжело было, особенно чеканка. А теперь — нормально. Моя первая сложная скульптура — «Кабан, загнанный собаками». Там много чеканить надо было, это безумно трудоемкий процесс. Нужно выводить лицо, а это не просто. Чтобы все черты остались, чтобы лишнего не убрать. Для работы мне всегда нужны чекан, наждачка, фрезы.

Виктор Симоранов:

— Занимаюсь сборкой памятников преимущественно. Работаю с 2008 года, Сергей меня сюда позвал. Тому, что я здесь делаю, не учился. Вообще сложно представить, где этому научат. Взять те же Касли. Там также народ приходит. Знания передаются только от человека к человеку. Нас изначально обучал каслинец. В процессе работы придумываешь что-то, какие-то приспособления. Как я отношусь к профессии? Мне, например, сложно было бы быть журналистом. Каждому свое. Каждый, кто здесь работает — на своем месте. Все, что мы делаем — это нечто большее, создание культурной ценности. На заводе работаешь на себя, а здесь делаешь для людей, для обычных граждан. Могу через 20 лет прийти и сказать, что это я сделал. Есть гордость за созданное тобой. Сюда ведь вкладывается и душа.





















Веб-камеры Ревды

Опрос

все опросы

Какой раздел новостей Вам наиболее интересен?

Ответить