Авторизация

Войти
Забыли пароль?

Если у вас нет аккаунта, то, пожалуйста, зарегистрируйтeсь

Регистрация

Поля, отмеченные *, обязательны для заполнения

Максимальный размер файла: 2048 Kbytes
Допустимые форматы изображений: png, jpeg, jpg, gif
может использоваться как логин при входе на сайт
Допустимые символы пароля: . _ a-z A-Z 0-9 , не меньше 5 символов
капча
Зарегистрироваться
01:17
23 Августа, пятница
Найти
18 Апреля 2019 Количество просмотров новости: 961

Председатели. Все руководители ревдинской Думы — в одном проекте

В апреле исполняется 25 лет ревдинской городской Думе. За это время ее возглавляли пять человек. Некоторым удалось это сделать дважды. Кто-то слагал с себя полномочия до окончания официального срока. Мы поговорили с председателями городской Думы, чтобы выяснить, чем запомнилось им время, когда они руководили представительной властью в Ревде, что считают своим достижением и с какими сложностями довелось столкнуться.

Фото Владимира Коцюбы-Белых

«Мы просто рассказывали людям о себе»

Про первую Думу созыва 1994-1996 годов мы уже рассказывали нашим читателям. Первый председатель той Думы — бывший главный государственный санитарный врач Ревды Александр Ульянов вспоминал о трудностях, с которыми пришлось столкнуться депутатам драматического периода начала 90-х.

Александр Ульянов, председатель Думы 1994-1996 годов. Фото Владимира Коцюбы-Белых.

— Был объявлен переходный период. На два года были избраны Думы всех уровней. Этот период был нужен для того, чтобы принять Конституцию, сформировать органы государственной власти и управления, администрации, а, главное, сформировать такую законодательную базу, чтобы обеспечить баланс властей и механизм противовесов.

Выборы проходили спокойно, цивилизованно, демократично, доброжелательно. Мы просто открыто выходили к людям и рассказывали о себе. Может, по нынешним меркам, наша кампания была немного наивной, но были абсолютно искренними.

Полномочий было всего четыре: утверждение бюджета и отчет об его исполнении, без права контроля эффективности расходования средств; установление местных налогов и сборов; предоставление льгот по местным налогам и сборам; утверждение программ социально-экономического развития территории.

Фото Владимира Коцюбы-Белых

Скорее всего, федеральная власть опасалась продолжения того противостояния, которое имело место в Москве (имеется ввиду парламентский кризис 1994 года — ред.). Наверное, поэтому полномочий оставили по минимуму, чтобы сохранить видимость какой-то демократии.

Обсуждение абсолютно всех вопросов шло прямо на заседании Думы. Если депутат хотел, чтобы остальные приняли его точку зрения, и решение было принято, нужно было выступить, привести аргументы, доказательства, рассказать о перспективах. Поэтому красноречие имело большое значение.

 

«Я узурприровал власть»

Начальник СМУ №10 Сергей Соколов в 1996 году стал главой города. Именно ему первому пришла мысль совместить две должности — главы города и председателя Думы. Посоветовавшись с юристами, нашел такой вариант — стал «председательствующим» на Думе. Тем не менее, сегодня во всех официальных документах именно он значится председателем Думы сразу двух созывов 1996-2000 и 2000-2004 годов.

Сергей Соколов, глава Ревды и председатель Думы 1996-2000 и 2000-2004 годов. Фото Владимира Коцюбы-Белых.

— 90-е годы были ужасными — растаскивали все, что могли. Чувство ответственности, которое во мне воспитали с пионерских времен, не давало мне покоя — меня выбрали, я отвечаю перед народом. А если я отвечаю, то я и должен управлять этим процессом.

Чтобы управлять процессом, была придумана эта схема — надо же было как-то связать главу города с Думой. Я стал председательствующим на Думе. Это вполне укладывалось в законодательство того времени. Да, я узурпировал власть, чтобы разделять ответственность.

Главное достижение на этом посту, считаю, в том, что мы выжили. Ревда не опустилась, не оскотинилась, достойно вышла из кризиса. Но неприятностей было много. Например, это было время, когда не платили пенсии. Люди выходили на площадь с требованием отставки всех. Именно мне приходилось выходить к пенсионерам один на один, чтобы объясниться как-то.

Фото Владимира Коцюбы-Белых

Так отслужил практически два срока. Ушел несколько раньше*, потому что смысла дальше сидеть не видел. Потихоньку федеральные власти начали закручивать гайки. От главы перестало что-либо зависеть. А узурпатор не может сидеть вместо болванчика и просто кивать. Мне ведь нужно жечь, чтобы всех трясло. А принимать решения, подметать эту улицу или нет, ну, извините, мне это неинтересно.

*Сергей Соколов добровольно сложил полномочия в начале 2004 года — после того, как было возбуждено уголовное дело в отношении председателя комитета по управлению муниципальным имуществом Ирины Мельниковой. Сергей Борисович на заседании Думы, где принимали его отставку, сказал, авторитет власти подорван и, прощаясь с депутатами, повторял фразу «Честь имею». А уголовное дело Мельниковой, впрочем, было впоследствии закрыто.

 «Мы были уверены, что свернем горы»

Владимир Южанин возглавлял городскую Думу дважды — созыв 2004-2008 года и 2008-2012 годов. Первые четыре года работы в Думе вспоминает с теплотой. Возможно, в первом созыве бывшему начальнику одного из цехов СУМЗа было работать несколько легче, потому что тогда впервые ревдинцы отдали большинство своих голосов представителям УГМК.

Владимир Южанин, председатель Думы 2004-2008 и 2008-2012 годов. Фото Владимира Коцюбы-Белых.

— В 2004 году состоялись удивительные выборы с неожиданным результатом: из 15 депутатов 14 были представители УГМК и только Валерий Сирота был не из нашей системы, зато он был единственный с опытом работы в муниципалитете.

Мы пришли совершенно без политического опыта. Именно поэтому мне более интересно вспоминать первую Думу. Рвения у нас было много, хотелось взяться за все. Мы были уверены, что сейчас свернем горы. Потому что совершенно не знали, как устроена система управления городом, какие рычаги есть у представительного органа, какие — у администрации. Но у нас было желание сделать город лучше.

Большинство из нас были непубличными людьми, которые внезапно попали под общее пристальное внимание — это было непросто. Не все получалось, где-то перегибали палку — что было, то было.

Мы заново писали Устав городского округа. Именно тогда Ревда стала не районом, а городским округом. Мы изменили структуру управления городом, в том числе создали органы местного самоуправления, которые действуют и сегодня.

В чем разница между двумя Думами? В том, что в 2004-2008 годах бюджет был профицитным. Было много возможностей реализовать проекты. А наша задача была — четко контролировать использование бюджетных денег. Бюджетную комиссию возглавил [Константин] Торбочкин.

Мы выработали новый регламент: заседания больше не проходили целый день, а шли всего час-полтора. Да, для обывателя это было непривычно — как так, а где обсуждения? А все обсуждения мы вели на профильных комиссиях, там вопросы разбирались досконально.

Фото Владимира Коцюбы-Белых

С Анной Каблиновой, в ту пору мэром города, у нас были определенные разногласия. Мы все хотим жить красиво, чтобы кругом были скверы, но профицит бюджета, который пошел на них, мог быть вложен в трубы. Да, для того, чтобы трубу заменить, необходимо ее выкопать, и это некрасиво. Но это было бы вложение в благополучие и комфорт будущих поколений. И я до сих пор считаю, что жизнеобеспечение — это приоритет. Потом все остальное.

А вот вторая моя Дума работала уже в проблемные годы — кризис, начались трудности с наполнением бюджета. Тут уже совсем другие задачи ставились, как в этой ситуации наиболее эффективно использовать эти деньги, которых было совсем немного.

К тому же состав той Думы был сложнее, поэтому мы не всегда могли собрать кворум, затягивалось принятие решений.

Работа второй Думы совпала с огромным количеством катаклизмов: серьезная авария на подстанции, когда у нас встали все предприятия и весь город оказался обесточен; масштабные лесные пожары; наводнение в Крылатовке, когда мы в срочном порядке ликвидировали его последствия; экстремальные снегопады. Чего только не было, но город достойно вышел из всех этих ситуаций, справился с трудностями. В этом, в том числе, есть и заслуга депутатов.

«Это был познавательный период»

Бывший начальник транспортного управления СУМЗа Геннадий Шалагин возглавил Думу в 2012 году. Два года он совмещал должности председателя Думы и главы города. После этого из-за партийных разногласий и принципиальной позиции по земельным вопросам в 2014 году покинул свой пост. Оставшиеся два года работал в Думе рядовым депутатом.

Геннадий Шалагин — председатель Думы 2012-2014 годов. Фото Владимира Коцюбы-Белых.

— То, как ушел и почему, я сегодня даже обсуждать не хочу. Вопрос очень непростой для меня до сих пор.

В 2012 году я избирался первый раз, для меня это было ново. К решению баллотироваться подошел сам. Никто мне не предлагал пойти в Думу, я просто сам так решил и поучаствовал.

То, что депутаты выбрали меня председателем и главой города, — для меня это было неожиданно. Честно признаться, я никогда не видел себя в этой роли, хотя большую часть своей жизни был на руководящих должностях.

Именно наша Дума приняла решение избирать главу по конкурсу. Я считаю, что такая система лучше. При двуглавой системе глава города ни на что не мог влиять, потому что финансы были прерогативой главы администрации. Получается, отвечать должен глава города, а исполнять возможности нет. Должен быть один человек, как сейчас.

Фото Владимира Коцюбы-Белых

Я ни о чем не жалею. Это был прекрасный, полезный опыт. Те четыре года для меня не прошли даром. Я много узнал, постиг, многому научился. Это был очень познавательный период.

Сейчас за работой Думы слежу. Не пристально, потому что для этого нужно находиться внутри Думы, но все же. И ряд вопросов, которые сегодня задают жители, хотелось бы, чтобы их решали. Допускаю, что Дума не берется за них по объективным причинам. Но те, что касаются благоустройства города, надо им приоритет отдавать. Не все жители участвуют в политике. Но они оценивают работу главы города и Думы по тому, что их окружает. А окружает их грязь, ямы и лужи. Кто виноват? Глава и депутаты! И если бы они вовремя контролировали подрядчиков и принимали нужные решения, негатива было бы меньше.

«Наивность закончилась очень быстро»

Андрей Мокрецов — действующий председатель Думы. Именно он сменил в 2014 году на этом посту ушедшего в отставку Геннадия Шалагина. Сегодня говорит, что критика, которая звучит в адрес депутатов, чаще всего справедливая. Но недовольство обычно связано с тем, что люди не понимают, как всё работает.

Андрей Мокрецов, председатель Думы 2014-2016 годов и с 2016 года по нынешнее время. Фото Владимира Коцюбы-Белых.

— Все три созыва я выдвигался от «Единой России». Первый раз в 2008-2012 годы.  Это был поход очень наивного человека, который вообще не знаком был с работой местного самоуправления, и которому казалось, что стоит избраться — и все в городе станет по-другому. Наивность прошла быстро, после того, как я поучаствовал в первом бюджетном процессе.

Начинал работу сложно, были конфликты внутри депутатского корпуса, но мы сумели в рамках первого созыва все это преодолеть.

Во втором созыве 2012-2016 годов коллеги предложили мне возглавить комиссию по ЖКХ и муниципальной собственности. Комиссия самая конфликтная, но и самая интересная.

Вопросы ЖКХ на сегодняшний момент — самые неурегулированные в нашем законодательстве. Здесь пробелов огромное количество и они выливаются в неприятные ситуации.

В 2014 году ушел [Геннадий] Шалагин. И мне предложили выдвинуть свою кандидатуру на пост главы. Пришлось отказаться от всех активов в бизнесе — я работал директором компании «Стройтехмонаж». А основная причина — мне хотелось быть дома, осесть. Поэтому предложение принял, и  надеюсь, что коллеги во мне не ошиблись.

Сегодня председатель Думы — это фигура политическая, но я до сих пор веду приемы избирателей. Есть официальные приемы, а если что-то неотложное — я также всегда готов встретиться.

Первый раз шел на выборы с мыслями: в Думе никто ничем не занимается, а мы сейчас придем, и все будет хорошо. Но, к большому сожалению, налоговый и бюджетный кодексы ограничивают нас в принятии самостоятельных решений.

Критика, которая звучит от людей, чаще всего абсолютно справедлива. Но, решая проблему по каждой луже, можно упустить большие вопросы. Что важнее для города — отремонтировать на 1 миллион рублей 100 ям или добиться, чтобы этот миллион вошел в программу софинансирования и нам область дала 90 млн рублей, чтобы мы отреставрировали дорогу? Мне кажется, второе.

Фото Владимира Коцюбы-Белых

Хотелось бы сделать больше. Но пока разочарования нет. Я знаю, что делал все, чтобы добиться цели. Наша Дума решила вопрос с энергоснабжением заречной части, вопрос с автобусным движением в поселках, а также с восстановлением там дорожного полотна и освещения. И много чего еще.

Думать о том, пойду еще на одни срок или нет, пока рано. Это не только мое решение, но и решение местной политической организации, и мнение избирателей — мне важно понять, соответствую ли я тем критериям, которые они предъявляют депутатам.

Беседовала Ольга ВЕРТЛЮГОВА















Веб-камеры Ревды