Авторизация

Войти
Забыли пароль?

Если у вас нет аккаунта, то, пожалуйста, зарегистрируйтeсь

Регистрация

Поля, отмеченные *, обязательны для заполнения

Максимальный размер файла: 2048 Kbytes
Допустимые форматы изображений: png, jpeg, jpg, gif
может использоваться как логин при входе на сайт
Допустимые символы пароля: . _ a-z A-Z 0-9 , не меньше 5 символов
капча
Зарегистрироваться
15:32
05 Декабря, понедельник
Найти
25 Мая 2016 Количество просмотров новости: 177

Зачем фронт там, где нет войны?

Казалось бы  праймериз в Ревде должен был пройти тихо и спокойно. Результаты были предсказуемыми. В выигрыше Александр Васильевич Серебренников, депутат Заксобрания от нашей территории уже больше 10 лет. Регулярно бывает в городе, встречается с людьми. На прошлых выборах взял практически 60% голосов избирателей. Депутат Госдумы Зелимхан Аликоевич Муцоев — кто его у нас не знает. Тоже стабильно выбирается по округу. Построил детскую поликлинику, постоянно присутствует общественная приемная, помогает бюджетным учреждениям и ветеранам. Павел Владимирович Крашенинников — фигура для нас новая, но он провел несколько встреч на градообразующих предприятиях лично, единственный из кандидатов списка дал интервью в студии телекомпании «Единство» и нашей газете.

Но напряжение в счетных комиссиях не стихало весь день. Почему  на участки вывели наблюдателей, представляющих никому не известного кандидата Жанну Рябцеву, не понятно. Ведь в итоге работа одного из наблюдателей вылилась в скандал с привлечением полиции, а сама кандидат почему-то приняла участие в подсчете голосов на небольшом избирательном участке на Кирзаводе. Об этом и многом другом в нашем материале со стенограммой событий.

 

Председатель счетной комиссии Светлана Витальевна Тогунова: Я временно покинула место для голосования. Молодой человек, наблюдатель, подошел, попросил сфотографировать журнал. Ребята решили, что он хочет сфотографировать пустую страницу. Это не запрещено. Он быстренько сфотографировал страницу, на которой есть персональные данные избирателей. Когда я подошла и попросила это удалить, он сказал, что уже отправил в интернет. То есть, когда мы начали разговаривать с куратором молодого человека, там уже пошли угрозы, что сейчас приедут юристы, будут разбираться. Я вызвала полицию и на этом все закончилось. Да, я видела у него в телефоне сфотографированные персональные данные, удалял он их при мне.

Василий Андриянов и Марсель Галиев

Марсель Айратович Галиев: Я являюсь наблюдателем от представителя депутата в Государственную Думу Жанны Анатольевны Рябцевой. В соответствии с регламентом о проведении выборов избирателей я имею полное право фотографировать, копировать работу учетной комиссии и документы. Я подошел спокойно к учетной комиссии, спросил, можно ли мне сделать копию, мне развернули и дали сделать копию документа. Все на этом. После чего я отправил это своему координатору. Мной не были нарушены статьи. В соответствии с регламентом удалить меня можно, только если я мешаю работе учетной комиссии и если я нарушил тайну голосования. Вопросы есть?

 

(Да. Информация о проголосовавших — ФИО и паспортные данные — мне кажется, это серьезнее, чем фото бюллетеней в кабинках, — Авт.)

 

Василий Андриянов, член регионального штаба Объединенного народного фронта: Можно я прокомментирую. В данном случае я представляю интересы наблюдателей, которые защищают здесь интересы нашего кандидата Жанны Рябцевой. Я считаю, что грубо попраны интересы наблюдателя. Есть два основания для удаления наблюдателя с участка. Первое: если он препятствует работе комиссии. Но данного факта нет. Даже комиссия пишет, что была лишь попытка передачи персональных данных. (Хотя сам Марсель признается, что фотографировал и пересылал фото с персональными данными, — Авт.) Второе: если он нарушает тайну голосования. То есть, фотографировал не бюллетень с галочками, не в кабинке где-то там. Он с разрешения одного из членов комиссии сфотографировал паспортные данные. (Комиссия же говорит, что не разрешала, — Авт.) Дальше, что мы видим — по решению председателя избирательного штаба, одновременно главы города Мокрецова, и кураторов, «в связи с попыткой передачи персональных данных с участка наблюдателя удалить». Я не совсем понимаю. Здесь нет ссылки на регламент, эти люди не являются представителями оргкомитета...

 

Галиев: Печати нет...

(Печати на счетной комиссии и не было, — Авт.)

 

Андриянов: Да. Решение комиссии, которое нам дали, от руки, оно тоже фактически никак не зафиксировано.

 

Галиев: Это просто листок с подписями.

(На участке главный — председатель счетной комиссии, как нам кажется, — Авт.)

 

Андриянов: Ну, то есть, складывается такое впечатление, что захотелось удалить наблюдателя с участка, чтобы он не присутствовал при подсчете. Единственного наблюдателя на участке. Больше никого нет.

 

Галиев: По всем участкам  в Ревде.

 

Андриянов: То же самое на Российской, 12. Видимо прошла команда, я не могу это точно утверждать, — убрать всех наблюдателей. А это о чем говорит? Видимо кто-то боится, что придется считать честно.

 

(Комментарий руководителя избирательного штаба Андрея Мокрецова: «В течение дня поступали жалобы на агрессивное и не совсем понятное поведение наблюдателей. К концу дня на всех участках были предприняты попытки сфотографировать журналы. Члены комиссии отвечали за безопасность персональных данных — это было отражено на инструктаже. И координатором было принято решение об удалении наблюдателей. Чтобы во время подсчета не произошла утечка этих данных. В дальнейшем мы приняли решение вернуть наблюдателей и показать честность наших выборов»).

 

Андриянов: Я считаю, что это в чистом виде превышение полномочий. То, что Светлана Витальевна вызвала полицию, на основании того, что якобы была попытка передать эти данные, как она говорила, в интернет.

(А куда, интересно, можно отправить фото с телефона? — Авт.)

— Зачем фотографировать паспорт и кому-то его отправлять?

 

Галиев: Это не паспорт. Это журнал избирателей. Списки избирателей!

 

— Зачем?

 

Галиев: Я имею полное право. Это функция наблюдателей.

 

Андриянов: Здесь написано — удалить [наблюдателя] в связи с попыткой передачи персональных данных. С попыткой даже. Извините, но это не основание.

 

Тогунова: Это уголовное дело!

 

Андриянов: Какое уголовное? Ну не смешите меня.

 

— Вам для чего все это нужно?

 

Андриянов: Нам нужно, чтобы были честные выборы. Человек целый день здесь просидел. Он хотел получить на руки протокол, то есть проконтролировать подсчет, чтобы все было честно. А его в конце дня выгоняют по смешным каким-то основаниям. Незаконно! Я понимаю, если бы он действительно плохое что-то сделал. Я всякое видел. Если б напился, дебоширил, приставал. Но этого же не было. То, что он сфотографировал, это не нарушение.

 

Тогунова: Если бы он сфотографировал просто фамилии, я бы поняла. А он сфотографировал паспортные данные. Причем там записаны фамилия, имя и отчество, дата рождения, место жительства и код подразделения, который выдает паспорт. Люди нам расписались и доверили свои данные, что мы их не передадим никому. Эти журналы будут заклеены, отправлены в архив, и брать их не будет никто. Для каких целей это было сфотографировано, я не знаю.

 

Андриянов: Для цели наблюдения. Он наблюдатель.

 

— Но для чего вы это сделали?

 

Галиев: Я еще раз говорю. Я могу перепроверять работу за членами комиссии.

 

— То есть вам нужно было проверить, насколько хорошо они работают?

 

Андриянов: Список избирателей не является тайной. Здесь ничего страшного нет. Если бы он использовал их в корыстных целях и опубликовал на интернет-порталах — это другое дело. Но ведь этого не было сделано. Я был свидетелем случая в Первоуральске, что в списке избирателей числись люди, которые много лет назад умерли. Вот женщина подходит и говорит: «У меня сын, его убило качелью, когда ему было семь лет, в 87 году. Я пришла, он у меня проголосовал уже. Он со мной прописан якобы». А второй сын, который от наркотиков умер, тоже проголосовал. Это просто пример, почему списки избирателей это не панацея.

(В книгах на праймериз не было списков избирателей. Избиратели вписывались здесь же, на их глазах, на основании паспортов. А поэтому — причем здесь это? — Авт.)

 

Галиев: Я ничего не нарушил, все было сделано юридически правильно.

 

— Речь идет о выборах внутри партии, чего вы так ругаетесь?

 

Андриянов: Человека унизили. Его незаконно выгнали.

 

Галиев: Я ничего не сделал. Регламент вчера заучил, специально, сегодня рассказал.

 

— То есть в регламенте написано, что можно фотографировать персональные данные?

 

Галиев: Там написано, что я могу производить фото, видео документов, которые пишет комиссия.

 

— Для себя, но не транслировать?

 

Галиев: Показать регламент?

 

— Данные можно передавать третьим лицам?

 

Андриянов: Третьим лицам он не передавал это.

 

Галиев: Это куратор, это координатор. Это не третье лицо.

 

Тогунова: Первое лицо — я. Второе — вы. А третье — которому вы отправили. Я не права?

 

Андриянов: Нет, вы не правы. Третье лицо — это то, которое не имеет отношения к избирательному процессу. Это постороннее лицо. Это еще надо доказать, что он отправил третьим лицам.

 

Тогунова: Так он сам говорит. Он не отказывается.

 

Галиев: Слушайте. (читает регламент с телефона, — Авт.) Осуществлять фото или видеосъемку в помещении для голосования, при этом наблюдатель имеет право снимать видеосъемку. Ой, подождите, не правильно прочитал. Видеосъемка... Снимать... Фотографировать документы участников комиссии, если он не мешает работе комиссии.

(Речь в данном случае идет о личных документах членов комиссии, подтверждающих их право на деятельность в праймериз, как мне кажется, — Авт.)

 

Андриянов: Про запрет на отправку данных ничего нет. Все, что не запрещено, то разрешено.

 

КСТАТИ

Закон или регламент — что важнее?

В соответствии с п. 1 ст. 3 Федерального закона № 152-ФЗ  от 27.07.2006г.  «О персональных данных»: персональные данные — любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определенному или определяемому физическому лицу (субъекту персональных данных). Такой информацией, в частности, являются фамилия, имя, отчество, год, месяц, дата рождения, адрес, семейное положение, социальное положение, имущественное положение, образование, профессия, доходы, иные сведения, относящиеся к субъекту персональных данных.

В ст. 24 Федерального закона № 152-ФЗ от 27.07.2006г. «О персональных данных» написано: лица, виновные в нарушении требований настоящего Федерального закона, несут предусмотренную законодательством Российской Федерации ответственность.

Ст. 137 УК РФ: Незаконное собирание или распространение сведений о  частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия.

 

Апогеем стало присутствие кандидата на подсчете голосов на избирательном участке Кирзавода.

 

Алексей Сергеевич Машенцев, председатель счетной комиссии избирательного участка на Кирзаводе:

— Я работал в избирательных комиссиях еще со времен Горбачева. И такого не видел ни разу в жизни — чтобы кандидат, не заявившись, вдруг «вскрывал»: участок и входил в него. Ситуация была такая. Жанна Рябцева приехала с командой. Участок закрыт, посторонним тут делать нечего. С ней была девушка-координатор, которая все время что-то снимала. И двое мужчин. Их я вроде оттолкал, один еще повозмущался, а девушка проскочила, начала снимать. Там снимать-то нечего было, мы гасили бюллетени. Девушку потом я вывел. А госпожа Рябцева присутствовала при гашении бюллетеней, при упаковке, при вскрытии урн, при подсчете. Все было корректно, как это и полагается. Наблюдатель взяла с собой нулевой протокол. Жалоб не было предъявлено ни в ходе голосования, ни после, ни в письменном виде, ни в устном. Зачем весь этот пафос? Я не понимаю.

Полное видео можно посмотреть здесь

Андрей АГАФОНОВ





















Веб-камеры Ревды

Опрос

все опросы

Какой раздел новостей Вам наиболее интересен?

Ответить