Авторизация

Войти
Забыли пароль?

Если у вас нет аккаунта, то, пожалуйста, зарегистрируйтeсь

Регистрация

Поля, отмеченные *, обязательны для заполнения

Максимальный размер файла: 2048 Kbytes
Допустимые форматы изображений: png, jpeg, jpg, gif
может использоваться как логин при входе на сайт
Допустимые символы пароля: . _ a-z A-Z 0-9 , не меньше 5 символов
капча
Зарегистрироваться
19:44
28 Мая, четверг
Найти
09 Мая 2020 Количество просмотров новости: 613

Наши победители. Ревдинские ветераны вспоминают, как началась война. И как закончилась

Проект #75весна мы придумали в начале марта. Очень хотелось приехать к каждому ревдинскому ветерану лично, чтобы успеть поговорить, сфотографировать, поздравить… К благотворительному проекту присоединились фотографы, мастерицы-вязальщицы и кондитеры. Мы вместе подготовили каждому ветерану подарок: для мужчин связали носки, для женщин — теплые платки. Салон цветов «Флориста» для каждого приготовил потрясающие букеты, магазин «Лакомка» — чайный сбор, а кондитеры — сладкие презенты. До начала изоляции мы успели навестить только четыре адреса. Всего их 20. Мы обязательно приедем ко всем ветеранам, как только закончится это вынужденное сидение дома. А пока представляем вашему вниманию четыре истории, мимо которых никак невозможно пройти.

 

ПОСТРОИТЬ ДОМ

Евдокия Ивановна и Виктор Иванович Белоглазовы вместе 72 года, вы только представьте себе! Они поженились в 1948 году, после войны. И всю совместную жизнь прожили в небольшом доме на улице Демьяна Бедного.

— Я работал на Починке, капусту поливал на подсобном хозяйстве, когда мне принесли повестку. Это было в августе 41-го, — вспоминает Виктор Иванович. — Попал в Черкасское пехотное училище. Во время войны его эвакуировали в Свердловск. Там шесть месяцев проучился, звание младшего лейтенанта получил. И на фронт поехали. Служил в 8-й гвардейской армии, был командиром взвода противотанковых ружей. 17 июля 1943 года ранило.

Почти год Виктор Белоглазов пролежал в госпитале. Говорит, повезло: осколком ногу могло и вовсе оторвать, а так — между мышцами «прошло».

В 1944 году мобилизовался и сперва приехал в Чернушку (город в Пермской области), где тогда находились его родные.

— Приехал — как тут голодно! — вспоминает Виктор Иванович. — Дед, отец, мать, сестры, братья были очень истощены. Нас всех тогда спасли… раки! Через Рябки Чернушинского района шли эшелоны с солдатами. А в речке Танып, в 15 км, водились раки. Я их вылавливал, менял на хлеб у солдат. Они радовались, говорили, ну что такое, всю Европу, все прошли, а раков там не было.

После войны Виктор Белоглазов вернулся в Ревду.

— А меня известие о начале войны в Казахстане застало. Я ведь из детдома, — тихо говорит Евдокия Ивановна. — Пришли и сказали, что война началась. Все, мол, у вас детство кончилось, будете за взрослых работать. Каждое утро с тех пор мы приходили в пионерзал, смотрели карту. В 1943 году приехали набирать радисток — 12 девочек и 12 мальчиков взяли учиться. Но вместо Астрахани вербовщик привез нас на уральскую стройку. Так я начала работать бетонщицей.

На вопрос «как познакомились» супруги лишь улыбаются. Ничего особенного, за разговорами — восемь месяцев встречались и поженились. А потом и дом сами построили.

— Лес вручную пилили вместе. Сруб делать стариков наняли, — вспоминает Евдокия Ивановна. — Так здесь всю жизнь и живем.

День Победы Белоглазовы отмечают большой семьей. Праздник у них «продленный»: 10 мая — день рождения Евдокии Ивановны. А вот с датой рождения главы семейства конфуз вышел:

— День рождения мой 6 января, но по документам записали 10-го. Почему? Потому что батюшка рождество отмечал, ему не до меня было, выпивал немножко, — смеется Виктор Иванович.

 

«МНОГИЕ НЕ ПРИДУТ»

Фаиз Ситдикович и Роза Гаталевна Галимшины 9 мая раньше обязательно ходили на праздничные мероприятия. Сейчас — уже нет. Здоровье, говорят, не то.

— Мы жили в Красноуральске. Ходили, прогуливались с отцом, нас четверо детей было. Маленькую еще на руках держали. Возвращаемся, а на площади у радиоприемника народ собрался и плачут. Война, говорят, — голос у Розы Гаталевны негромкий. Вспоминать ей тяжело. Война слишком многое отняла. — Мама умерла еще в 1939 году, младшей сестренке 7 месяцев было, мне 7 лет. Папу забрали в сорок первом, мне было девять. Он погиб. Как похоронка пришла, нас привезли в Башкирию, сдали с младшей сестренкой в детдом, сестренка умерла. Старшую сестру родня оставила себе, ведь давали пособие по погибшему. Но она вскоре тоже умерла, была сердечницей. Шла, упала, ее снегом занесло. Мужчина запнулся, раскопал — а там ребенок. Так я одна и осталась.

— 20 июня в 1941 году я закончил 7 классов. Через два дня о войне узнал по радио, — говорит Фаиз Ситдикович. — Выступление Молотова слышал. Началась совершенно другая жизнь. Работа в колхозе. Но каким-то образом мне еще удалось закончить 8 классов. Дальше не мог учиться по одной простой причине. Смешно говорить, из-за… волков. Мне надо было каждое утро ходить 6 километров от деревни до райцентра. Мать все время переживала, что волки меня съедят. Работал в колхозе на разных работах, на лошадях в основном, зерно возили, семена обеспечивали сеялкам. В 44-м году, осенью, забрали в армию. Прослужил до 1952-го. Сначала в пехоте. Нас готовили к войне, безжалостно обучали. Потом меня послали учиться в авиацию на воздушного стрелка-радиста. Служил в Латвии, Литве, Германии. Получил ранение при крушении самолета. 9 мая хорошо помню. Командир роты забегает и говорит: «Поздравляю с победой». Мы в курсе дела были — падение Берлина. В армии очень в то время просвещали. Поэтому не новость была.

— А к нам в детдом раненый из госпиталя пришел и говорит: «Подъем, подъем, победа, победа». Мы соскочили, побежали на площадь, плачем, — вспоминает Роза Гаталевна. — В это время выступает военком и говорит: «Да, кончилась война, хорошо, радостно. Но многие наши не придут». Мы, детдомовские, как все в голос заревели… Вот так победу и встретили. А потом вроде стол накрыли, где-то что-то нашли, накормили нас, военные пришли к нам…

День Победы Галимшины отмечают как большинство. Ходят на мероприятия, вместе с родственниками садятся за большой стол. Хозяин дома готовит мясо с яблоками — свое фирменное блюдо.

— Рецепт у южан подсмотрел. Они и яблоко, и лук кладут, и в этом соку варят все. У них воспринял. Ну и продолжаю готовить.

 

ОДИНАКОВО ВЫЖИВАЛИ

Василий Андрианович и Юлия Ивановна Вотинцевы немногословны. Они и от гостей-то непрошенных долго отказывались. Не надо нам подарков, мол, не стоит приезжать. Просто они очень скромные.

— Не помню почти начала войны. Для меня с повестки от военкомата все началось. Призвали в 1943-м. После учебы во втором Ленинградском пехотном училище отправили на фронт командиром стрелкового взвода. 33-я отдельная стрелковая бригада Северо-Западного фронта. Воевал совсем чуть-чуть. В декабре 43-го уже по ранению комиссовали.

Долгое время семья жила в Сургуте, потом переехали в Ревду. Раненая нога не дает о себе забыть постоянно. В 1980 году рана открылась. Операции, перевязки не заканчиваются. Василий Андрианович ходит с большим трудом. Супруга, Юлия Ивановна, всегда рядом. Она совсем ничего не рассказывает о себе, машет рукой — дескать, зачем ворошить прошлое. Когда перебираем фото, немного приободряется. Берет в руки фотографию молодой девушки на лыжах и притворно рот ладошкой прикрывает:

— Это ж я! Смотри ж, даже и не вспомню, когда было-то.

Про войну, говорит, у участников спрашивать надо. У тех, кто остался. А у нее — не стоит. Ничего героического не совершала — все в те времена одинаково выживали.

 

«АНЬКА-ЛЯГУШКА»

Анна Алексеевна Железникова — уроженка Ленинградской области. Сейчас Анна Алексеевна почти не слышит, разговаривать нам с ней помогала дочка.

В 41-м, когда война началась, мы с семьей в Волхове жили. Отец с младшей сестрой в эвакуацию уехали, мы остались. Мама под бомбежку попала 9 мая. В сорок втором. Прямое попадание. Я ее не нашла, только платок. Платочек только остался от матери. Волховскую электростанцию сильно бомбили. Вокруг — болотистая местность. По этим болотам через линию фронта надо было проводить разведчицу. Узнать, где немцы переправу через Волхов готовят. Позвали меня, потому что болота знала. «Анькой-лягушкой» кликали. Был случай, попали к полицаям. Говорим, что ходим, работу ищем, а нам не верят. Немец там один был, благодаря ему выжили — не дал нас расстрелять. Он был обрусевший. По-русски хорошо говорил, все спрашивал про Ленинград, как там да что…

В 1942 году Анна Алексеевна получила медаль «За оборону Ленинграда».

— Я еще в военно-эксплуатационном отряде при Волховской железной дороге работала. Поезда провожали-встречали. И так до 1945-го, когда до Польши дошли вместе с этим локомотивным депо. После войны мы в Карелию с отцом уехали, на полустанок Элисинвары. Там и с мужем познакомилась.

Супруг Анны Алексеевны в 1942-м был призван в армию из Краснояра. Служил на финской границе. В Ревду они в 1948-м с молодой женой приехали. Приехали — и остались навсегда.

— 19 лет мне в войну было. Никого мы не боялись. Потому что в таком возрасте страха нет…

Надежда ГУБАРЬ. Фото Владимира КОЦЮБЫ-БЕЛЫХ











Веб-камеры Ревды