Авторизация

Войти
Забыли пароль?

Если у вас нет аккаунта, то, пожалуйста, зарегистрируйтeсь

Регистрация

Поля, отмеченные *, обязательны для заполнения

Максимальный размер файла: 2048 Kbytes
Допустимые форматы изображений: png, jpeg, jpg, gif
может использоваться как логин при входе на сайт
Допустимые символы пароля: . _ a-z A-Z 0-9 , не меньше 5 символов
капча
Зарегистрироваться
06:32
20 Февраля, вторник
Найти
07 Февраля 2018 Количество просмотров новости: 530

Чем Ревда впечатлила омбудсмена Татьяну Мерзлякову

Уполномоченный по правам человека в Свердловской области Татьяна Мерзлякова 31 января приехала с рабочим визитом в Ревду. Она пообщалась с главой города Ириной Тейшевой, посетила Ревдинский завод светотехнических изделий, Дом ребёнка, изолятор временно содержания в отделе полиции. А также провела приём граждан по личным вопросам. «Информационная неделя» рассказывает, что впечатлило Татьяну Мерзлякову в Ревде и какие проблемы она взяла на контроль.

В Доме ребёнка Татьяна Георгиевна пообщалась со всеми — даже с самыми маленькими воспитанниками.

Дом ребёнка. «Главное, чтобы детям не было больно»

— Я очень люблю ревдинский Дом ребёнка. Сегодня хочу поговорить, как складывается опека, потому что сегодня много резонансных дел, связанных с опекунством, — перед сказала Татьяна Мерзлякова, отправляясь в Дом ребёнка.

Она осмотрела каждую комнату, немного пообщалась с воспитанниками, поговорила с персоналом. Сегодня в Доме ребёнка находятся 15 детей. Из них двое особенных. Когда Татьяна Мерзлякова была в Доме ребёнка в прошлый раз, в 2009 году, на воспитании было 75 детей, из них 35 инвалидов. Омбудсмен отметила, что снижение в этом случае — всегда хорошо.

Не все воспитанники учреждения остались без родителей. Есть детки, чьи родители находятся в трудной жизненной ситуации — дети остаются в Доме ребёнка на тот период, пока родители не поправят свое положение — устроятся на работу, пройдут лечение, улучшат жилищные условия и так далее. В таких случаях дети живут в Доме ребёнка от месяца до полугода, иногда немного дольше.

— Я люблю этот дом больше всех. Он один из лучших в области, и здесь действительно детки окутаны любовью, — глядя на воспитанников, говорила Татьяна Георгиевна.

Сейчас готовятся к усыновлению двое детей. Сотрудники говорят, что новые родители звонят по несколько раз на дню и интересуются, как там их малыши.

— Я приезжала сюда не для того, чтобы посмотреть, как содержатся дети. Я не сомневалась, что Дом ребенка только улучшается, здесь много всего нового и хорошего, — объяснила Татьяна Мерзлякова. — Сейчас усилия государства направлены та то, что бы ребёнок рос в семье, это главное. Но как получается, что у нас возникают один за другим скандалы, когда ребёнка опека определила в семью, потом снова — опека же и забрала. Как вот подстелить эту соломку? Мы об этом сегодня и говорили. Мне кажется, пусть лучше он поживет в Доме ребёнка, чем мы отдадим его в сомнительную семью. В таких случаях всё же влияние на такую ситуацию должно быть у специалистов Дома ребёнка. Также нужны эксперты, ведь сотрудница опеки, какая бы она идеальная ни была, она всё равно одна. Поэтому здесь нужно какое-то экспертное сообщество, чтобы мы могли сделать так, чтобы детям не было больно.

За последние пять лет в ревдинский Дом ребёнка вернули из семей троих детей…

На РЗСИ Татьяне Мерзляковой показали новое «изобретение», которое может помочь коммунальщикам. Такое ограждение можно крепить на крыши домов, чтобы избежать обвалов снега.

РЗСИ. «Мы должны закупать эту продукцию, как приоритетную»

На Ревдинском заводе светотехнических изделий (бывший УПП ВОС) омбудсмен смотрела в первую очередь условия труда. Её также интересовало, на что потрачены деньги областного бюджета, которые были выделены предприятиям ВОС на оснащение и модернизацию производства, чтобы сохранить рабочие места для инвалидов.

— Мы пытаемся делать всё возможное, чтобы предприятия для слепых существовали, — объяснила Татьяна Мерзлякова. — Мы понимаем, что иногда погибает производство, где работают полностью здоровые люди. Нам очень важно, что бы инвалиды по зрению были заняты.

РЗСИ получил субсидии на 9,6 млн рублей. На эти деньги было приобретено новое оборудование, теперь предприятие может изготавливать не только светильники. Омбудсмену рассказали, что на заводе появились новые заказы от производителя технических средств реабилитации. Например, есть заказ на 50 тысяч ручек для тростей, в таком же количестве на завод идут комплектующие для этих тростей, и в феврале-марте предприятие планирует собрать их. Появился новый станок, на котором можно изготавливать 472 вида мебели, а также кресла-стулья и ходунки для инвалидов, также были изготовлены три медицинские кровати.

— Наконец-то завод получил медицинское удостоверение на «Теплый луч» (синяя лампа). Мы можем его продавать в аптечных сетях, — поделилась генеральный директор завода Роза Зеленская.

Но никуда не делась главная проблема предприятия — нет выхода на больших заказчиков. Отношение к ним такое — дескать, вы инвалиды.

— Мы видим, на что потрачены деньги, видим, какие перспективы есть у завода, — сказала Татьяна Мерзлякова. — Но мне очень не нравится, что у них особые условия на конкурсах, сегодняшних тендерах. Даже Ревда не особо покупает их продукцию. Покупают более дешёвые варианты, потому что они по тендеру подходят. А потом они все перегорают и этого никто не учитывает. Нужно сейчас искать все варианты, чтобы мы закупали эту продукцию, как приоритетную, хотя бы для тех же больниц. Я вижу, что новый директор Роза Петровна дело потянет, она уже привнесла на предприятие новую продукцию — это и ходунки, и опорные приспособления, и кровати, и синяя лампа. В общем, всё то, что нужно для инвалидов.

Сейчас на светотехническом предприятии работает 87 инвалидов. Из них 70 — инвалиды по зрению. Многие работники отметили, что готовы к большим объёмам работы. Количество рабочих мест на РЗСИ пока не увеличивается. Но в 2018 году, как сказала директор завода, есть в планах расширение вспомогательного производства.

Татьяна Мерзлякова сказала, что постарается помочь предприятию — везде, где возможно, будет просить отдавать приоритет закупкам продукции именно на этом предприятии.

Татьяна Мерзлякова, первый заместитель главы Александр Краев и общественник Сергей Калашников возле старой остановки на Южном посёлке.

Остановка на Южном. «Это спор на пустом месте»

Всю вторую половину дня Татьяна Мерзлякова принимала граждан по личным вопросам. В общей сложности, на приём пришли около 60 человек, которые оставили 39 письменных обращений. И сразу несколько посетителей озадачили Татьяну Мерзлякову проблемой автобусной остановки на Южном посёлке.

Напомним, что больше года назад остановку в сторону Ревды перенесли примерно на 100 метров ближе к городу. Это сделано по предписанию ГИБДД — согласно требованиям, два остановочных комплекса разных направлений не могут располагаться друг напротив друга — якобы, это небезопасно. Кроме того, прежняя кирпичная остановка построена ближе чем в 20 метрах от поворота в жилой сектор, что тоже неправильно.

Кирпичное строение для ожидания автобуса теперь пустует, а на новом месте стоит новая металлическая конструкция. Многие жители Южного, а также владельцы участков в коллективных садах жалуются, что добираться до остановки неудобно — приходится дальше идти, а потом забираться по достаточной крутой лестнице. Кроме того, металлическая остановка, в отличие от прежней кирпичной, продувается ветром.

Жители неоднократно обращались в администрацию Ревды, областное Управление автодорог (дорога от перекрёстка улиц Горького и Российской до Краснояра находится в его ведении), областные Министерства ЖКХ и транспорта, к депутатам различного уровня. Пока безрезультатно.

Как рассказал первый заместитель главы администрации Ревды Александр Краев, на днях по этому вопросу собиралась целая комиссия с участием представителей различных ведомств. Вердикт — остановку возвращать на прежнее место не будут. Однако решено построить тротуар по верху (чтобы люди не поднимались по лестнице), оградить его забором от проезжей части, сделать освещение. Кроме того, на дороге появятся «лежачие полицейские».

Послушав объявления Александра Краева и приняв очередную делегацию жителей Южного посёлка, Татьяна Мерзлякова буквально воскликнула:

— Хорошо же живёт Ревда, если автобусная остановка — это главное, что волнует жителей!

После чего вместе с заместителем главы администрации и коммунальным общественником Сергеем Калашниковым (который тоже пришел на приём и тоже затронул тему остановки) съездила на Южный посёлок, чтобы лично посмотреть, из-за чего сыр-бор. Омбудсмен осмотрела обе остановки — старую и новую — и сказала, что поможет жителям вернуть её на прежнее место.

— Это спор на пустом месте. Смешно даже. Я буду бороться за вашу остановку. Если нужно будет, схожу к губернатору. Зачем мы боремся с народом, я не понимаю? — сказала Татьяна Мерзлякова.

Одна из женщин, пришедших на прием к омбудсмену, пожаловалась было на местную администрацию, которая якобы не защищает интересы жителей в этом «бодании» с областными структурами. На что уполномоченный по правам человека заметила, что «если ваша администрация поссорится с Управлением автодорог, они вам больше дороги тут делать не будут».

Преподаватель секции судомоделизма Станции юных техников Юрий Скоробогатов рассказал омбудсмену о низких зарплатах педагогов.

С какими вопросами приходили ревдинцы на приём к омбудсмену

— Мужчина 29 лет работал в МВД. Уволился в 2012 году, вскоре у него диагностировали заболевание. Сертификат на жильё ему не дали. Семья живёт в общежитии на 14 кв.метрах.

— Многодетная семья живёт в районе бывшей 21-й школы. Дети ездят в школу по бесплатным проездным. Но автобусные рейсы часто срываются. Приходится ехать на маршрутке, но там бесплатно возить отказываются.

— Женщина раньше жила в Ивановской области и там имела льготу на покупку ортопедической обуви. В 2000 году переехала в Ревду. И здесь сталкивается с большими трудностями при покупке такой обуви.

— У пенсионерки внук вырос без родителей. Имеет право на получение жилья. Но очередь двигается очень медленно.

— С женщины сняли группу инвалидности, не может восстановить.

— Пожилой мужчина владеет двумя квартирами, но недоволен тем, что ему приходится платить большой налог на имущество.

— Почему прокуратура, администрация и полиция не публикуют результаты проверки управляющих компаний? (это Сергей Калашников спрашивал);

— Почему у педагогов Станции юных техников маленькая зарплата? (это Юрий Скоробогатов спрашивал);

— У женщины тяжёлая ситуация: болеют муж, дочь, внук. Дочери нужно делать операцию, но не могут устроить её в областную больницу.

— Пожилая женщина купила косметику «Дешели» в кредит за 71 тысячу. Опомнилась, вернула. Деньги ей отдали, но какой-то непонятный долг по кредиту остался.

— Семейной паре еще при Соколове администрация выделила землю, они там построили дом. Но документы не были правильно оформлены. Сейчас получается, что постройка незаконная.

— Под конец пришла женщина с высшим образованием (истфак), но без определённого места жительства. Её несколько лет назад выселили из квартиры, так как скопился долг по коммуналке в 500 тысяч рублей. Дали комнату в общежитии. Но заключить договор социального найма она не может, так как у неё нет паспорта. Татьяна Мерзлякова предложила ей помочь как можно скорее получить паспорт. Но… женщина отказалась — она, видите ли, отрицает государство и потому не может получать его паспорт. По убеждениям. И тут даже омбудсмен оказалась бессильной…

 

«Мы должны научиться жить. А мы научились требовать»

По окончании визита в Ревду Татьяна Мезрлякова ответила на вопросы «Информационной недели»

— Татьяна Георгиевна, как изменились вопросы ревдинцев со времени вашего предыдущего визита к нам?

— Сейчас главное, что решение этих вопросов меняется. Я вижу перспективу получения жилья для сироты, в каком-нибудь 2001 году я бы этого не видела. Я вижу, что снос аварийного жилья в Ревде будет продолжаться — мы сегодня с главой переговорили и видим даже какую-то перспективу на 2018-й год. Я вижу, что, несмотря на какие-то жалобы, идёт капитальный ремонт, которого раньше никогда не было. И сейчас за ним появился очень интересный контроль. Так что жалоб на капитальный ремонт в 2018 году, я думаю, будет ещё меньше. А раньше мы вообще не занимались капитальным ремонтом, в лучшем случае управляющие компании что-то чинили — и всё.

Второе — вы знаете, очень сильно народ изменился. Раньше почти все жалобы были на главу. Сейчас все понимают, куда, как и по какому адресу нужно предъявлять претензии. Ругают конкретную управляющую компанию, а не главу города. Когда мы сбросили ЖКХ полностью на население, я ожидала краха. Но, видимо, наше население сгруппировалось, понимая, что по-другому не выжить, и они все научились работать. Можно по-разному относиться к вашим активистам — кому-то они уже, наверное, надоели, — но мне они ни одного неграмотного вопроса не задали. Хотя, многие не понимают, что есть бюджетное планирование на три года — когда глава радуется, что через три года в городе что-то будет, а им надо здесь и сейчас.

Ну, и история с остановкой на Южном посёлке меня выбила из колеи. Наверное, когда надо отвлечь народ от тяжёлой жизни, надо придумать такую проблему с остановкой.

— Как вы думаете, удастся её вернуть на прежнее место, как хотят жители?

— Я за свою жизнь уже не одну остановку переносила. Думаю, что здесь надо собрать народ и вместе с народом всё обговорить и согласовать. Важно всё объяснить людям, убедить их. А мы не убедили людей. Так бывает, что профессионалы что-то планируют, а о людях забывают. Теперь бабушка с коляской везёт овощи с грядки, и она должна по этой лесенке всё тащить. Она сама со своими коленями-суставами едва поднимается, а тут ещё и кабачки затащить надо. Поэтому я бы всю эту глупость отменила и послушала людей. А чтобы обеспечить безопасность (а это святое), пусть перенесут немного другую остановку направо и ничего никому не помешает… Я думаю, что всё равно буду этим заниматься. Кому-то кажется, что это мелочь, но 150 подписей садоводов — это люди. Мне правда больно смотреть на эту проблему. Мы в своё время переехали на восьмой этаж, и там несколько месяцев не было лифта. И моя мама всё время переживала — спрашивала по телефону: «Таня, лифт включили?». Я всё недоумевала — что она за нас переживает? Для нас это проблемой не было — мы ещё и вес сбрасывали. А сегодня я понимаю маму, почему она так беспокоилась… И вот эта лесенка у остановки — она мне сразу очень не понравилась. Мне кажется, только молодой министр может поставить подпись на документах на такую лесенку. И он ставил — он у нас молодой.

— Во время приёма вы несколько раз говорили людям, чтобы они не спешили идти со своими проблемами в суд. Почему? Суду не стоит доверять или как?

— Нет. Суд у нас, наоборот, намного опередил наше время и наш народ. Вы видите, как люди мыслят? Категориями справедливости. А у суда — есть гражданский кодекс, есть административный кодекс. Всё чётко. И многие люди, которые сегодня хотят идти в суд, я не понимаю, зачем бы они туда пошли.

— Сегодня было довольно жёсткие обращения по вопросам жилья для сирот…

— Да. И, если честно, мне не нравится, когда таким категоричным тоном сироты с нас требуют жильё. Хотя, конечно, мы сами их воспитали так. Почему не нравится? Мы обязаны им помогать, и государство выделило на их поддержку очень большие средства. Но сегодня эта категоричность работает против них. Когда мы сдаём дома для детей-сирот, я вынуждена ездить на новоселья, чтобы по-матерински ребятам объяснять — ребята, государство дало вам средства, у вас есть крыша над головой, у вас есть приоритет в этом плане перед многими своими сверстниками. Ведь немногие ревдинские семьи сразу дают своему 18-летнему ребёнку крышу над головой. Поэтому давайте ценить этот приоритет. Нет! Требуем, требуем… А потом… Вот надо проехать мимо вашего дома для сирот и посмотреть, сколько процентов хотя бы шторы на окна повесили… Мы должны научиться жить. А мы научились требовать. К сожалению, на многих моих приёмах такое бывает. И сегодня одна моя сотрудница полностью «сидит» на категории детей-сирот. Только потому что все они требуют права… Ну, и сокращать количество сирот нужно, конечно. Мы должны понимать, что происходит, и заставлять мам работать и воспитывать детей.

Евгений ЗИНОВЬЕВ, Екатерина ГОРОДКО















Веб-камеры Ревды