Авторизация

Войти
Забыли пароль?

Если у вас нет аккаунта, то, пожалуйста, зарегистрируйтeсь

Регистрация

Поля, отмеченные *, обязательны для заполнения

Максимальный размер файла: 2048 Kbytes
Допустимые форматы изображений: png, jpeg, jpg, gif
может использоваться как логин при входе на сайт
Допустимые символы пароля: . _ a-z A-Z 0-9 , не меньше 5 символов
капча
Зарегистрироваться
03:08
08 Декабря, четверг
Найти
22 Мая 2016 Количество просмотров новости: 126

Поисковики Ревды вернули Родине 14 солдат

«Мы нашли его без головы. Он сидел в окопе, видимо кушал, потому что рядом были котелок, ложка... Может снаряд неожиданно влетел», — рассказывает руководитель поискового отряда «Поиск» Надежда Скоропупова. На мониторе — фотография с недавней вахты. На ней — неглубокая яма, в ней сидит скелет, без головы. Это солдат Красной армии, погибший во время Великой Отечественной войны. Вам может показаться, что мы тут ужасы какие-то рассказываем. Но на деле это высшее проявление уважения и той самой дани памяти, о которой мы говорим всегда, когда вспоминаем о войне, — поиск без вести пропавших солдат.

Вахта под Россошкой

Поисковый отряд «Поиск» базируется в школе №2. Уже шестой год подряд молодые поисковики выезжают на вахту. Их задача — поиск погибших солдат в годы Великой Отечественной войны. Задания предельно просты — за несколько дней на определенном участке провести розыскные работы, найти останки советских воинов, поднять их и перезахоронить. Если будет сопутствовать удача, то установить личность бойца. Работа не из легких, как в физическом, так и в психологическом плане. Но «Поиск» во главе с Надеждой Скоропуповой ежегодно отдает свой долг предкам, которые спасли страну от фашизма 71 год назад — возвращают павших сынов нашей Родине.

В этом году отряд выиграл грант, объявленный муниципалитетом. Поэтому поездку поисковикам оплатили из местного бюджета. Помог Ревдинский кирпичный завод — выделил деньги на одежду и ботинки. Поиск проводили с 22 апреля по 11 мая в Волгоградской области, Городищенском районе, около села Россошка. Всего на вахту выехали восемь молодых ревдинцев и Надежда Анатольевна.

— В районе Россошки шли большие сражения, — рассказывает руководитель отряда. — Где мы жили, там стоял лагерь, а раньше было поселение. Сюда пришли немцы, оккупировали село, потом сожгли. Поездка получилась очень плодотворной. Но об этом лучше расскажут сами поисковики.

В экспедицию ездили четыре парня и четыре девушки. Практически все — впервые. Кроме десятиклассников Алексея Мамонова и Антона Мамонова. Несмотря на одинаковые фамилии, парни не братья, но хорошие друзья. Именно они по большей части вели рассказ.

Жизнь в лагере и работа в поле

Главное отличие от прошлых вахт — результативность. Бойцами «Поиска» удалось поднять 14 человек и определить личность одного из них. Для сравнения, на прошлой вахте ребята нашли только трех воинов. Поэтому каждый, кто съездил в экспедицию, кого-то вернул Родине спустя десятки лет. Причем, первого солдата нашли уже в первый день.

— Мы его нашли в том месте, где уже лет пять никто никого не находил, — рассказывает Алексей Мамонов. — Он лежал на глубине примерно в 20 сантиметров. Странно, что его раньше никто не заметил. Мы по каске нашли.

Место, где ребята проводили раскопки, весьма специфично. Во-первых, это степь. Здесь нет деревьев, камней, корней. А значит, и негде укрыться от солнца. Спасали поисковиков автомобили, в тени которых можно было иногда отдохнуть. Во-вторых, земли местами практически нет, сплошная глина, потому и останки лежат на поверхности. А иногда приходилось копать на два метра в глубину, чтобы достать до «материка» (так называемого дна, под которым уже не могут находиться чьи-либо останки). В-третьих, проводить раскопки здесь можно только весной, пока почва сырая. Летом она затвердевает, и лопатой ее не возьмешь. Это объясняет, почему «Поиск» так рано поехал в экспедицию.

Жили ребята по особому режиму. В 5 утра вставали дежурные, которые отвечали за разведение костра и приготовление завтрака. Обычно на полевую кухню поднимались два-три человека. Все остальные в лагере вставали в 7 утра. За час ребята должны были умыться, позавтракать, ведь уже в 8 поисковики выезжали в поле на вахту. Возвращались с раскопок в интервале с 16 до 18 часов. Приводили себя в порядок, ужинали, готовили дрова на утро и все. Солнце в этих краях садится очень быстро, буквально за полчаса. В общем, свободного времени как такового не было.

Кстати, вместе с ревдинцами в одном лагере жили еще поисковые отряды из Екатеринбурга, Казани, Красноярска и Нижневартовска. Всего порядка 130 человек. Но дальше всех на раскопки уходил именно «Поиск» — примерно за 15 километров от лагеря. 

Погибшие друзья

Девушки работали наравне с парнями. Ходили в основном парами. У каждого фляжка, саперная лопата, кисточка и совочек, две пары перчаток — тряпичные и резиновые, чтобы очищать останки. Также на пару давался щуп и металлоискатель. Ребята говорят, что если ты наткнулся на что-то щупом или что-то засек металлоискатель — это «инородное», нужно копать. В землях россошинских степей больше ничего нет.

У наших поисковиков на руках были авиа-фото тех лет, потому они знали, где были воронки, блиндажи или стрелковые ячейки. Их и старались раскапывать — там всегда можно найти погибших... И на этой вахте останки солдат попадались практически каждый день.

— Мы как-то нашли двух бойцов, — продолжает рассказ Алексей. — Они лежали ногами друг к другу. Один опирается на ноги другого, словно пытается дотянуться до него. Мне сказали прокопать еще на штык в глубь, может медальон где есть. Начал копать, слышу — металлический скрежет. Отступил на 10 сантиметров, еще раз копнул — снова скрежет. Оказалось, рядом с ними несколько снарядов «сорокопяток» лежало, простреленных. И один целый фугас.

Найденных солдат собирают на мешке по анатомии, фотографируют, отмечают, каких костей не хватает. Потом останки складывают в мешок и увозят в лагерь, где убирают в большой желтый контейнер. Особое внимание уделяется личным вещам — на них может быть написано имя или данные. Но найти что-то удается крайне редко. Или находится вещь, но нет тела. К примеру, нашли именную ложку, а бойца нигде нет. Может в бою выронил и жив остался. Но все равно этот предмет найдет родственников бойца.

Солдата с именем нашли именно друзья Мамоновы. Медальон, говорят, лежал возле тазобедренной кости. Причем, он был необычный, будто из пластика, хотя они бывают в основном эбонитовые или металлические. Данные солдата расшифровали, и сейчас он уже «вернулся» домой, в Пермский край.

День Победы под Волгоградом

Перед отъездом ревдинские поисковики посетили мероприятия, посвященные Дню Победы. На Россошинском мемориале ребята предварительно прибрались, поучаствовали в митинге. Также съездили в Волгоград, на Мамаев Курган. И вот это, наверное, один из важных моментов поисковой экспедиции. Когда приходит осознание того, что делает поисковик.

— Я поняла, какое это было страшное время, — делится эмоциями Арина Тукмачева, которая съездила на вахту впервые. — Мы ходили на митинг 9 мая, видели ветеранов. Мы смотрим и понимаем, что живем благодаря им. А еще вчера ты поднимал другого война, который ради этой победы погиб, а мог бы стоять сейчас здесь. И это так задевает тебя, что слезы наворачиваются.

Еще 10 дней назад бойцы отряда «Поиск» поднимали погибших солдат, а уже сегодня готовятся к следующей экспедиции. По планам, она пройдет в августе, и на этот раз на Кавказе. Поездку спонсирует благотворительный Фонд «Достойным — лучшее». Поедут на вахту только мальчики. Девочек, говорят, там украсть могут. Так что поиск будет продолжаться. До тех пор, пока с войны не вернется последний солдат. 

Андрей АГАФОНОВ





















Веб-камеры Ревды

Опрос

все опросы

Какой раздел новостей Вам наиболее интересен?

Ответить