Авторизация

Войти
Забыли пароль?

Если у вас нет аккаунта, то, пожалуйста, зарегистрируйтeсь

Регистрация

Поля, отмеченные *, обязательны для заполнения

Максимальный размер файла: 2048 Kbytes
Допустимые форматы изображений: png, jpeg, jpg, gif
может использоваться как логин при входе на сайт
Допустимые символы пароля: . _ a-z A-Z 0-9 , не меньше 5 символов
капча
Зарегистрироваться
21:03
08 Декабря, четверг
Найти
27 Июня 2012 Количество просмотров новости: 133

На кругах наркоманского ада

Денису Плотникову — 38 лет, 18 из них он употреблял наркотики с небольшими перерывами на лечение и реабилитацию, которые, впрочем, заканчивались одинаково — он снова брался за старое. Евгению Ханжинову — 31 год, его «наркотический стаж» 12 лет. Высшее образование, хорошая работа с приличной зарплатой, любимая девушка, верные друзья — все это у них забрали наркотики. В ревдинский реабилитационный центр «Дорога к жизни» они оба попали, находясь в тяжелой жизненной ситуации, когда родные и близкие уже опустили руки, а на теле не оставалось ни одного места, где бы ни побывала игла.

«Мама готова была дать мне денег на смертельную дозу»

С наркотиками Денис Плотников познакомился, когда ему было 17 лет. За плечами осталась средняя школа, поступать в высшее учебное заведение или искать работу подростку не хотелось. А зачем, когда в мире множество развлечений, тратить время на которые гораздо интереснее? Первый раз попробовать наркотики ему предложили его старшие товарищи, люди, на которых он равнялся, с которых брал пример. Благодаря неплохому финансовому положению семьи, деньги у подростка были всегда.

— Это был 1991 год, время вседозволенности, легких денег и развлечений, я ничего не боялся, хотел брать от жизни все, — рассказывает Денис. — Поэтому предложение попробовать наркотики воспринял как нечто само собой разумеющееся. Я не знал, какие могут быть последствия, так как информации о наркотиках в то время было очень мало. Я не видел примеров того, как люди страдают от этой дряни, в кого они в итоге превращаются.

Денису предложили опий. Он вспоминает, что в первый раз даже ничего не понял. Никаких приятных ощущений полета, о которых рассказывали друзья, не было. Тем не менее, когда предложили снова — опять с легкостью согласился. Через два месяца Денис вдруг осознал, что без наркотиков уже не может обходиться. Старшие товарищи объяснили, что это «ломка», но в ней нет ничего страшного, это нормальное состояние. Вместе посмеялись и предложили перейти на более «тяжелые» наркотики. «Смеялись» около двух лет, пока не наступили более серьезные последствия, начались проблемы с законом и со здоровьем.

— Я, конечно, думал о том, что нужно бы остановиться, тем более, мои родные уже были в курсе, но откладывал начало новой жизни всегда на понедельник или на первое число, как это обычно бывает, — говорит Денис. — Мама несколько раз предлагала мне лечь в больницу, но я отмахивался от нее, наивно полагая, что справлюсь сам, нужно только захотеть.

К 20 годам на Денисе не осталось ни одного «живого» места. Игла побывала везде. Он сильно похудел, стал плохо выглядеть, узнал, где в организме находится печень. Как говорит сам, был человеком без эмоций — ничто его не расстраивало, не радовало. Единственная цель в жизни — найти дозу, чтобы уколоться. Ради наркотиков он был готов на все — грабил людей на улицах, обкрадывал квартиры, приторговывал наркотой, утаскивал из дома все ценное и продавал. Дошло до того, что мама врезала замки в двери во всех комнатах, чтобы сын ничего не мог вынести. Денис признается, что наркотики настолько завладели его разумом, однажды, когда ехал с другом на автомобиле, поймал себя на мысли, что хочет его убить, чтобы забрать цепь, продать ее и купить на эти деньги очередную дозу. Купить и уколоться хотелось уже не ради удовольствия, удовольствие давно прошло, колоться нужно было, чтобы ничего не болело.

— Я нигде принципиально не работал, поэтому денег у меня, соответственно, не было, и я шел на все, — вспоминает Денис. — У мамы были знакомые в милиции, они не раз предлагали ей посадить меня, но она жалела, хотя уже не доверяла мне и даже желала смерти. Она была готова дать мне денег на смертельную дозу, говорила, что лучше похоронит, чем так мучиться. Я даже был готов провести эту процедуру. Набрал полный шприц смертельной дозы, начал вводить, но потерял сознание. После этого случая, ради мамы я решился, наконец, лечь в больницу.

Но лечение в условиях стационара не помогало. Каждые полгода Денис стабильно ложился в наркологическую клинику, выписывался оттуда и снова брался за старое. Четыре раза ложился просто, чтобы спрятаться от следователей, которые заводили на него уголовные дела за хранение, перевозку и изготовление наркотиков. Несколько раз ложился, желая угодить маме, чтобы она в очередной раз поверила в его излечение, простила и приняла обратно. Обманывая родных и окружающих, что исправился, Денис закончил колледж, поступил учиться в институт на юридический факультет, познакомился с девушкой, на которой планировал жениться, устроился на хорошую работу. Казалось бы, жизнь наладилась, но вновь наркотики оказались сильнее.

— Я кололся примерно раз в месяц, потом стал чаще, дозы тоже стал увеличивать, — рассказывает Денис. — Денег постоянно не хватало, я начал у всех занимать, проводить махинации на работе... В итоге меня уволили, из института выгнали, девушка ушла. Мама, не желая прощать очередное предательство, продала квартиру, отдала мне мою долю, и семья переехала в другой район. Подальше от меня, чтобы не видеть и не слышать.

Деньги с продажи квартиры заканчивались быстро. Денис дал себе установку — когда денег останется совсем мало, он купит на них себе много-много разных наркотиков, сразу все вколет и попрощается с этой жизнью. Но когда наступил этот момент. Он вдруг четко осознал для себя, что очень хочет ЖИТЬ. К тому моменту у него не было абсолютно ничего. И он снова пошел к маме. Она и рассказала сыну про реабилитационный центр «Дорога к жизни», о котором сама случайно узнала на днях. Денис согласился сразу, но... Деньги, которые давала мама на поездку в Ревду, потихоньку тратились на наркотики. А маме каждый день обещал, что завтра обязательно поедет.

— Когда я наконец-то попал в центр, я находился под действием наркотиков, поэтому серьезно ни к кому здесь не относился. Для меня это был как бы очередной перевалочный пункт, где я смогу отлежаться с месяц, а потом приехать домой, снова наврать маме, что вылечился, чтобы она продолжала мне помогать финансово, — рассказывая, Денис ненадолго умолкает, смотрит в пол, и продолжает. — Этот план мне не удалось осуществить, хотя я уехал из центра через девять месяцев.

Обстоятельства сложились так, что, вернувшись в родной Екатеринбург, Денис не смог найти наркотики. Многие его друзья-наркоманы умерли (в общей сложности Денис насчитал 70 человек только тех, с кем он близко общался), а те, кто раньше торговал, поменяли место жительства. Еще три месяца ему удалось продержаться... Пока снова не оказался в наркологической клинике. Лечащий врач, выписывая Дениса, заявил, что наркомания не излечима в условиях стационара, выхода два — пожизненный прием Антаксона (лекарство, блокирующее действие наркотиков), либо лечение в христианском центре. Слова доктора запали в душу. Ровно через два года после первого приезда Денис снова оказался на пороге центра «Дорога к жизни». Безумно худой, из нажитого имущества только борода, старая футболка и прожженные штаны...

— Сегодня я полностью прошел курс реабилитации, я свободен от наркотиков и по мере возможности помогают другим, рассказывая на личном примере, что это возможно, — говорит Денис. — Раньше в моей жизни были только минусы, сегодня одни плюсы. У меня нет проблем с милицией, с родственниками, появились отличные друзья, смысл жизни, возвращается здоровье. Раньше я даже не мог себе представить, что когда-то буду играть в футбол, жил от укола до укола.

Оглядываясь назад, Денис говорит, что если бы в то время у него было больше информации о том, к каким последствиям приводит употребление наркотиков, в кого превращаются люди, хотя бы раз попробовавшие их, то он, возможно, никогда бы не решился поставить первый укол...

"Проснуться, найти деньги, уколоться..."

Евгений Ханжинов — из благополучной интеллигентной семьи. Родители оба врачи не могли нарадоваться успехам сына. Он отлично учился, увлекался английским языком. Женю даже отправили учиться в специализированную школу с углубленным изучением языка. После ее окончания он планировал поступить в педагогический университет в своем родном Магнитогорске, получить специальность учителя английского языка. Радужные планы подростка нарушили наркотики.

— Употреблять легкие наркотики я начал еще в школе, где-то классе в восьмом, курили со старшими парнями анашу, — рассказывает Женя. — В 90-е годы это все можно было с легкостью достать. Они стоили недорого, денег, которые родители давали на обеды, хватало и на перекус, и на траву.

Блестяще окончив школу, Евгений с легкостью поступил в Магнитогорский государственный университет. Почувствовав вкус взрослой жизни, решил попробовать наркотики посильнее. Достать героин также не составило труда. Уколы придавали уверенности в себе, давали ощущение легкости, полета. В жизни все складывалось хорошо — интересная учеба, рядом любимая девушка, которая первая и забила тревогу. Желая спасти возлюбленного, она сообщила родителям Жени, что их сын наркоман.

— У них был шок, ведь я такой хороший сын, они никогда бы не подумали, что в нашей семье у кого-то могут быть проблемы с наркотиками, тем более, у меня, — говорит Евгений. — Каждый думает, что эта беда пройдет мимо, она где-то там, а твоей семьи никогда не коснется... Мама плакала... Когда старший брат меня увидел под кайфом, он был в шоке, понял, насколько  это страшно, когда человек находится в неадеквате.

По настоянию родителей и своей девушки, Женя лег в больницу. Сам себя он зависимым или больным не считал, думал, что сможет бросить, нужно только «перекумарить», снять ломку. Первые полгода после лечения держался, следующие полгода «сидел» на «Антаксоне», который блокировал действие наркотиков. Вернувшись к жизни без наркотиков, продолжил учебу в институте. Нашел интересную работу — оценщиком автомобилей и недвижимости. Но как только закончился прием лекарства, снова начал втайне от родных колоться. Сначала раз в неделю, потом чаще. Жизнь стала напоминать фильм «День сурка»... Каждый день одно и то же: проснуться, найти деньги на дозу, уколоться. По-другому он жить не умел и не хотел.

Очень быстро Женя влез в долги, начал потихоньку выносить из дома бытовую технику, золотые украшения. Пытаясь победить зависимость, уехал из города, оборвал все связи... Его хватило на месяц. Победить ломку удалось, психологическую зависимость — нет.

— На работе мне перестали доверять, никто не хотел иметь со мной дело, считали меня ненадежным партнером, — рассказывает Женя. — Колоться и работать оказалось нереально. Нужно выбирать что-то  одно. Я выбрал наркотики. Меня никто не мог переубедить. Меня не трогали ни слезы, ни крики близких. Я понимал, что обижаю их, но мое физическое состояние казалось более важным, главное, чтобы у меня не было «ломки». Остальное — второстепенно. Когда я находился под действием наркотиков, меня мучила совесть, но как только начиналась ломка, она «замолкала».

Женя продолжал жить с родителями, которые, казалось, закрыли глаза на происходящее. Периодически он где-нибудь работал, но недолго. Чтобы не искать постоянно дозу, начал варить дома мак. На постоянный зловонный запах начали жаловаться соседи, писать заявления в милицию. Евгения «взяли на заметку», в итоге он попался на торговле героином, и заработал свой первый условный срок, который вполне мог превратиться в реальный. Это испугало. Нужно было срочно что-то делать. Один из «товарищей» как раз в это время вернулся из реабилитационного центра «Дорога к жизни». И Женя решил там спрятаться.

— Приехал, опять «перекумарил», срок реабилитации не прошел до конца, сбежал и снова вернулся к наркотикам, — вспоминает Евгений. — Но в голове уже тогда прочно засела мысль, что в жизни что-то нужно и можно поменять. Тем более, я видел людей, которые реально изменились. Через полтора месяца я вернулся обратно и вот уже мой срок реабилитации подходит к концу.

В центре Женя освоил новую для себя профессию — он занимается изготовлением натяжных потолков. Из родных его поддерживает старший брат, который верит, что Евгений обязательно исправится и вернется к нормальной жизни. Сам Женя через три-четыре месяца планирует вернуться в родной город, устроиться оценщиком, эта работа ему очень нравится. Говорит, что возвращаться не страшно, сейчас он в себе уверен.

— Глупо жалеть о том, что жизнь моя прошла именно так, а не иначе, что сделано, то сделано, — говорит Евгений. — Выбор был за мной, я знал, к чему это может привести, видел людей, который пострадали от наркотиков. Я ошибался только в одном — думал, что справлюсь сам, в любое время брошу. Не бросил... Попал в ту же «мясорубку», что и все наркоманы.

Таких историй, как у Дениса и Жени, множество. Каждый месяц на прием к руководителям центра «Дорога к жизни» приходит порядка 120 человек. Каждый со своей бедой, в их семьи пришли алкоголь или наркотики. Многие из них уже перепробовали тысячу способов, чтобы спасти себя или своих детей, дошли до точки. Универсальных советов для них нет, в каждой ситуации нужно разбираться индивидуально. Главное — разговаривать со своим ребенком о вреде наркотиков, чтобы он знал, что это страшная болезнь, которая в корне меняет жизнь человека, приносит боль и страдания его близким, забирает молодость и здоровье.

Надежда Молкуц, газета "Информационная неделя"



Новости по теме

— Алкоголизм. Российская действительность. Часть I.
— Алкоголизм. Российская действительность. Часть II.
— Алкоголизм. Российская действительность. Часть III.
— А ну ка, елочка, зажгись! В ревдинской больнице прошел конкурс на лучшую новогоднюю композицию
— Инвалиды - военнослужащие и их семьи, смогут получить бесплатное лечение
— В ревдинской детской городской больнице заканчивается долгожданный ремонт
— На кирзаводе открылась аптека
— Маршрут № 651
— Около 200 человек с активной формой туберкулеза
— Мы будем жить!
— Злокачественная угроза
— Прямая линия с Розалией Чирковой
— В городе идет вакцинация от гриппа
— В Ревде прошел семинар посвященный борьбе с распространением наркомании
— В ревдинской больнице работает кабинет для ВИЧ-инфицированных
— Детскую и взрослую больницы объединили
— Мы приехали не закрывать, а защищать!
— Нужен донор!


















Веб-камеры Ревды

Опрос

все опросы

Какой раздел новостей Вам наиболее интересен?

Ответить