Авторизация

Войти
Забыли пароль?

Если у вас нет аккаунта, то, пожалуйста, зарегистрируйтeсь

Регистрация

Поля, отмеченные *, обязательны для заполнения

Максимальный размер файла: 2048 Kbytes
Допустимые форматы изображений: png, jpeg, jpg, gif
может использоваться как логин при входе на сайт
Допустимые символы пароля: . _ a-z A-Z 0-9 , не меньше 5 символов
капча
Зарегистрироваться
23:31
10 Декабря, суббота
Найти
06 Августа 2014 Количество просмотров новости: 75

Беда стала общей

Ревдинский отель «Металлург» — прибежище для людей, ставших заложниками ситуации, сложившейся на Украине. Беженцев начали заселять в «Металлург» с 19 июля. Ежедневно в Ревду прибывали по 8-12 человек. Все они размещены в комфортабельных номерах, для взрослых организовано трехразовое питание, для детей — четырехразовое. Каждый день с ними работают специалисты городской администрации, психологи и медики.

Хочется скорее обрести свой дом

В маленькой комнате темно. Оказывается, практически у всех бежавших с Украины потемки — экономят. Здесь живут Наталья Науменко из Лисичанска с племянницей и дочкой. Маленькая девочка, завидев гостей, начала что-то смешно улюлюкать и лепетать, но когда разговор зашел о причинах приезда, девчушка залезла к Наталье на руки, спрятала лицо у нее на плече и изредка спрашивала: «Что вы делаете?»

— Утром не успеешь проснуться, а врач уже в комнату стучится, спрашивает, как дела. Такой заботы мы не ожидали, — признается Наталья. — Втроем здесь живем, а вчера рядом в комнату к мужчинам мужа приехавшего поселили. Я постоянно ему звонила, просила его выехать, особенно после того, как объявили мобилизацию. Его могли забрать в армию и заставить убивать непонятно кого и зачем. Люди там сейчас — как пушечное мясо, очень страшно! Когда приехали сюда, узнали, что хлопца-соседа мучили, чуть не убили. Отпустили вроде, не знаем, выбрался или нет. Убегают люди. Там родители остались. Связи с ними нет, тревога за них…

Наталья признается, ехать боялась, но оставаться там было еще страшнее. Выбрали Урал, потому что в Екатеринбурге живет сестра мужа. У родственницы собственной квартиры нет, живет в коммунальной, но украинцы знали, что лучше уж так, в России помогут.

— Мы попали в хорошие условия, но хочется скорее найти работу, получить документы. Надо самим становиться на ноги и идти в самостоятельное плавание. Начинаем привыкать, знакомимся с людьми. Большое спасибо администрации за то, что нас так приняла, заботятся о нас. И Надежде Николаевне огромное спасибо, она — золотой человек.

Среди беженцев очень много детей. Оказалось, досуг ребят скрашивает не только телевизор, но и развлекательные программы. Хотя бы, есть чем отвлечься от потери родного дома. Влада и Мишу мы застали в комнате отдыха.

— В принципе, мне все нравится, – сразу выпалил семиклассник Влад Клюев из Свердловска (есть на украинской земле такой город), — только холодно у вас. Мы были в Екатеринбурге, Троицке были. Там по-другому. У вас – нормально… По поводу учебы еще не думал.

— К нам приходят волонтеры, – добавил 9-классник Миша Булавинцев из Макеевки, — проводят разные конкурсы. Практически каждый день здесь бывают. На празднике мы были в выходные, интересная программа… Со школой пока не определились, потому, что мы еще не решили, будем оставаться здесь или в другое место переедем.  

Больше всего боялись за ребенка

И все-таки основная причина бегства с Родины — война. Впрочем, приезд украинцев в Россию бегством-то назвать нельзя. Только спасением. Кого-то гнали снаряды, а кого-то — перспектива воевать против своего же народа.

Молодая семья Драгуновых из Харькова вышла в коридор в полном составе:

— В армию бы меня забрали, — признался Дмитрий. — Повестка пришла. Мы переехали к маме, но и там нас нашли… Что там сейчас творится! В автобусы закрывают людей и в армию. Прямо с улицы, говорят, с маршруток забирают. Уехали еще и потому, что сосед из соседнего подъезда грозился горло перерезать, он участвовал в акции, когда беспорядки начались. Угрозы шли постоянные.

Оксана, жена Дмитрия, подключилась к разговору:

— Обратились в милицию, рассказали, так, мол, и так, угрожают, а нам сказали: «Разбирайтесь сами». Послали, одним словом. Никто там никому не нужен, никакой защиты. Меня всяко оскорбляли, что муж русский. Первый раз с Украины нормально выехали, без проблем. А второй раз, когда я возвращалась туда, с трудом. Нас 20 человек было, до границы доехало только человек восемь. Постоянно тебя проверяют, раздевают практически до трусов, чтобы никто с Майдана не ехал обратно в Россию. Говорят, что все это Путин придумал, они постоянно об этом говорят, пишут… Туда возвращаться — это вообще не вариант, потому что ни работы нет, ничего. Мы планируем остаться в Ревде, гражданство оформлять.

— Мы не случайно поехали именно сюда, здесь у нас родственники, наш прадед — Минин Степан Васильевич. К родственникам ехали,  и такой прием был для нас неожиданным, — признается Дмитрий.

— Не думали, что нас так хорошо встретят, пристанище свое будет, — добавляет Оксана. — Ехали, не зная, как будем дальше жить, что смогли, то вывезли. В основном — ребенку все необходимое. А тут — в гостиницу поселили, кормят. Мы до сих пор в шоке. С документами помогают. С работой пока — проблема, вроде есть места, но ждем документы. Я закончила юридическую Академию, и с управления образования Екатеринбурга мне предложили в юридический поступить. Поеду, буду учиться.

Их маленькая дочь Ульяна во время нашей беседы крутила в руках какие-то темные корочки. Оказалось — украинский паспорт.

— Заберите, порвет документ, — предостерегли мы.

— Порвет — и хорошо, — засмеялись родители. — Он нам теперь не нужен.

«Не знаю, где моя мама»

Ирина Денисова из Луганска вместе с ребенком попала в Ревду случайно. На пути к мирной жизни они попали под двухчасовой бой, ждали билеты и, взяв первые попавшиеся, приехали сюда.

— Выбора особого не было. Нам еще повезло — люди по три дня билеты ждали. Условия здесь довольно хорошие. Я здесь уже полтора месяца, и могу сказать, что таких условий, как здесь, нет нигде. В восемь утра доктор уже стучится. Из пенсионного фонда пришли. И глава администрации был, и другие представители часто бывают. Мы никуда не ходим, кормят нас здесь прекрасно, трехразовое питание, а детворе еще и полдник дают. Работу предлагают, с документами помогают. Через пять дней нам уже статус и временное убежище дают. Созваниваемся с другими областями — им вообще ничего не предлагают. В городе Артемовске с медкомиссией сами бегали. Ее пройти — две тысячи рублей стоит, а нас трое — это шесть тысяч. Где мне их взять? Я сюда не на курорт приехала. Мне на билет всем миром собирали. А тут и медицина, и вещи нам дали, и в школу дитя я уже оформила. Девчонки многие в садик детей оформили. Только с работой тяжеловато — документы ждем, никто же не хочет брать на себя ответственность. А так все хорошо, нам очень повезло. Надежда Николаевна — замечательный человек, к каждому подходит, спрашивает, какая помощь нужна.

У меня маму с братьями вывезли, так они постоянно: час посидят — дальше поехали. Позавчера они были во Владимирской области, вчера в Ульяновской. Где она сегодня — я не знаю. Телефон у нее отключен. Ей 60 лет, как она там? Психологически все менять тяжело. Если мы ночью встаем и плачем, выходим на балкон, и тяжело, и домой охота, и начинать все заново трудно – без плошки-ложки, с нуля. А маме как? Моему ребенку 10 лет, она плачет, домой хочет, а маме каково? Ее бы сюда, к нам, но это не от меня зависит. 

Двоюродная сестра отсюда уехала, холодно ей показалось, в Ростове сейчас. Так им сказали, что пять часов они могут у них побыть, а потом пусть уезжают.

Мы решили остаться здесь. А какой смысл назад ехать? Дома нет, школ нет, ни заправок, ни магазинов, ни банков, все с землей смешано. Даже если война закончится, кто нам все это восстанавливать будет? Какой смысл туда ехать? Мы получаем статус беженцев и временное проживание на три года. Все хорошо, лишь бы еще работа была.

Послесловие

Несколько людей. Несколько судеб, опаленных гражданской войной. И хорошо, что эти люди знают, что им помогут, их поддержат. И так хочется, чтобы через несколько лет они снова стали героями наших сюжетов, только уже как новоселы, как ревдинцы.  

 

Мы несколько раз выезжали в пункт временного размещения украинских беженцев, и практически каждый раз встречали там Евгению Войт. Несмотря на то, что замглавы администрации находится в законном отпуске, помогать приехавшим украинцам приходится ежедневно.

Евгения ВОЙТ, заместитель главы администрации городского округа Ревда:

— Сейчас у нас в пункте временного размещения украинских граждан жители пригорода Донецка, Луганской области, Свердловска Луганской области. Тут в принципе представлены все территории Украины, где идут боевые действия. Приезжают люди, конечно, подавленные, им очень тяжело покидать дом, родственников. Мы стараемся встретить максимально тепло, очень помогает нам начальник пункта Надежда Пупышева. Сейчас людям нужно определиться со статусом. Желание у людей есть, но им нужно хотя бы просто прийти в себя от этого всего, немного отдышаться, а потом каждый сам принимает решение. У некоторых еще теплится надежда, что получится вернуться. А кто-то уже сейчас принимает решение остаться здесь, в России.

Работаем с беженцами практически круглосуточно — организовываем встречи, координируем работу, оказываем помощь, привлекаем специалистов, помогаем подготовить документы. Деткам организуем досуг, проводим мероприятия. Их очень много, практически половина. Сейчас основная задача — устроить ребят в дошкольные и общеобразовательные учреждения. Потому что по российскому законодательству вне зависимости от того, какое у тебя гражданство, ребенок должен ходить в школу, должен получить образование. Также уже решили вопрос в плане оказания помощи оформления документов для определения статуса.

Мы в круглосуточном режиме следим, чтобы у людей были средства личной гигиены, вода и, в принципе, к ним подтягиваем все службы, которые нужны. Врачи здесь тоже находятся постоянно, ежедневно утром делают обход.

Сейчас у нас около 45 беженцев, минимум 50 человек еще приедут. 

Надежда Пупышева, директор отеля «Металлург», начальник пункта временного размещения украинских граждан:

—  Сейчас осталось 37 человек, из них 14 детей, три пенсионера. Думаю, что на днях будет очередное пополнение. До вчерашнего дня у нас было 50 человек, но 13 уехали, не смогли привыкнуть к нашему холодному лету. Говорят, что наши аномалии их просто убивают. Еще одна причина — люди ищут работу с высоким заработком. В основном, это семьи шахтеров.

По началу при организации  пункта временного размещения я очень переживала, волновалась, как все пройдет, как люди будут адаптироваться. Естественно, трудности были, но таких глобальных проблем у нас не было. Огромная работа проводится всеми структурами города: и УФМС, и администрация, и Центр занятости. Врачи у нас круглые сутки. По любому звонку уже тут. Кроме того, развлекательная программа обширная. С детьми приходят заниматься, развлекают их.

По сравнению с другими городами у нас беженцы живут хорошо. Они размещены в номерах эконом-класса по 3-4 человека. В каждом номере есть душ, санузел, телевизор, лоджия, сушильни. Нареканий по проживанию я не слышала.

Что касается финансовой стороны, то об этом меньше всего думается. Стараемся семьи селить или в один номер, или рядом.

Вопросы, возникающие у людей, решаем сразу, помогаем, чем можем. В беде не бросаем.  Мы прекрасно понимаем, откуда они приехали, у каждого своя судьба, свое горе.

 





















Веб-камеры Ревды

Опрос

все опросы

Какой раздел новостей Вам наиболее интересен?

Ответить