Авторизация

Войти
Забыли пароль?

Если у вас нет аккаунта, то, пожалуйста, зарегистрируйтeсь

Регистрация

Поля, отмеченные *, обязательны для заполнения

Максимальный размер файла: 2048 Kbytes
Допустимые форматы изображений: png, jpeg, jpg, gif
может использоваться как логин при входе на сайт
Допустимые символы пароля: . _ a-z A-Z 0-9 , не меньше 5 символов
капча
Зарегистрироваться
06:10
07 Декабря, суббота
Найти
06 Апреля 2017 Количество просмотров новости: 1231

«Все подростки уязвимы»

Социальные сети для современных подростков сегодня являются чуть ли не основной площадкой для общения. Именно в социальных сетях они знакомятся, ищут единомышленников, вступают в группы по интересам, обращаются за советом. Часто, благодаря интернету, зарождается настоящая дружба или любовь, перерастающая в крепкий брак. Но всемирная сеть таит и множество опасностей в виде «групп смерти», о которых так часто стали говорить в последнее время, показывать сюжеты на федеральных каналах. Данный материал не следует рассматривать как рекламный. Ни в коем случае! Его задача — предупредить родителей, которые мало интересуются, какие именно странички посещает их ребенок в интернете, и (хотелось бы надеяться) кого-то уберечь от беды. О подводных камнях «паутины» мы беседуем с клиническим психологом Татьяной Фильковой.

— Татьяна Владимировна, вы в своей практике встречались с влиянием социальных сетей на молодежь?

— Последние два года моя практика связана с психологической помощью, сопровождением подростков с суицидальными тенденциями в поведении. Поэтому по роду своей работы я просматриваю страницы в социальных сетях, изучаю группы, которые могут оказывать влияние на неокрепшую психику молодых людей, в их числе и «группы смерти». Я ищу там ответы на вопросы: почему подростки в стрессовых ситуациях считают для себя приемлемой именно такую тактику поведения, как самоповреждение или суицид? В моей практике конкретных суицидальных случаев, связанных с «группами смерти», не было, но подростки, интересующиеся этими сайтами, есть, и их достаточно много. Кто-то просто интересуется, кто-то испытывает свою силу воли, а кто-то действительно серьезно относится к такому роду общения. У создателей групп разработана целая тактика воздействия, их цель — именно подростковая группа. У этих людей получается принимать подростка таким, какой он есть, они всегда готовы выслушать и понять, что и привлекает на эти сайты.

 

— Есть определенный тип подростков, которые более подвержены влиянию?

— Четкого ответа на этот вопрос нет, как нет и гена суицида. Если говорить о склонности к суицидальным тенденциям, то по статистике больше подвержены этому типу поведения девочки. Все подростки уязвимы, так как находятся в том кризисном возрасте, когда еще не до конца осознали для себя, кто же они: еще дети или уже взрослые? Если взрослые, то почему родители все еще контролируют их, опекают? А если дети, то почему изменилось тело, мысли, желания и потребности? Самый критический возраст это 13-15 лет. Чаще всего в этот период поиска и осознания себя подростки склонны к уединению, и их единственным другом оказывается социальная сеть, человек по ту сторону экрана. Беда в том, что многих родителей это успокаивает: если ребенок сидит дома, на виду, то он ничего не натворит, в плохую компанию не попадет. Но именно такие домоседы и «тепличные» детки более подвержены влиянию «групп смерти». Поэтому, в качестве одной из форм профилактики, я всегда советую родителям быть более бдительным к таким детям. Помимо их самочувствия, переживаний, отношений с друзьями, интересоваться, какие сайты посещаются в интернете.

 

— Вряд ли ребенок скажет, что состоит в каких-то сомнительных группах. А запретить социальные сети, наверное, не вариант?

— Ни в коем случае, иначе получится конфликт. Здесь важно сотрудничество. Родители должны быть продвинутыми, знать, как незаметно контролировать, на каких страницах был ребенок. Не стоять у него над душой, а именно знать, как это сделать. Мы привыкли просить ребенка что-то найти в интернете. Давайте сами тоже обучаться, есть специальные курсы. Второй момент — установить правила общения в сети. Нужно проговорить, что лучше брать псевдоним, не афишировать себя, что нельзя давать виртуальным знакомым свой номер телефона или адрес. Станьте ребенку другом, распланируйте его досуг, чтобы безболезненно минимизировать нахождение в социальных сетях. Я сторонник косвенной политики воспитания. Если говорить подростку что-то прямо, навязывая свои приоритеты, — он сделает наоборот.

 

— Можете назвать основные причины желания подростков таким образом уйти от проблемы?

— Расстройство адаптации. Мы все, не только подростки, испытываем сложности в общении, не умеем просить помощи, либо сами ее не предлагаем. Поэтому наши дети больше реализуются в социальных сетях, где просто находят информацию, друзей. И порой натыкаются на такие вот группы, где их якобы понимают и где предлагают решение проблемы, пусть даже такое «ужасное». На самом деле никто не хочет умирать, хочется только избавиться от боли, которую человек испытывает «здесь и сейчас». Подростки склонны сгущать краски в силу юношеского максимализма, для них нет промежуточных цветов: либо черное, либо белое. Взрослым важно не упустить момент и найти правильные слова, чтобы поддержать и успокоить.

 

— Очень часто подростки просто угрожают, чтобы выпросить что-то у родителей. Как уловить ту тонкую грань между пустыми угрозами и серьезными намерениями?

— Мы, психологи, под суицидом понимаем любую попытку, даже манипулятивную угрозу. В зону риска входят даже те, кто думает об уходе из жизни, выражает это в стихах, либо совершает конкретные действия. Здесь не имеет значения, закончена попытка или нет. Даже если это демонстрация в целях манипуляции уже стоит прислушаться, почему ребенок именно так привлекает внимание, а не другими способами, более приемлемыми? Если есть апатия, недовольство, раздражение, подросток перестал увлекаться тем, чем увлекался — это тоже звоночек. Если говорить о статистике, только 10 процентов суицидентов умалчивали о своих намерениях. Остальные 90 процентов что-то говорили по этому поводу. Только слышим ли мы это, замечаем ли?

 

— Как взрослым найти правильные слова, чтобы минимизировать проблему, объяснить, что рано или поздно боль уйдет? Пока не стало поздно…

— Главное — не давать неоправданного утешения. Например, несчастная любовь. Ваш сын или дочь переживают расставание. Что мы обычно пытаемся донести: сколько у тебя еще таких будет, что ты страдаешь? Это, вроде бы, правильно. Действительно, будут другие. Но в данный момент подросток так далеко в будущее не заглядывает. И разве это он хочет услышать? Ему сейчас нужен именно этот человек, он любимый. Скажите, что понимаете чувства своего ребенка, что вы бы тоже плакали. Можно привести пример из жизни, ведь у каждого была неразделенная любовь. Вспомните, как вы страдали. Дайте понять, что эта проблема действительно серьезная, говорите о ней, тогда боль уйдет.

 

— А если никак не получается найти «ключ» к своему взрослеющему ребенку?

— Если понимаете, что как родитель, не в силах справиться, не стесняйтесь обращаться к специалистам. Не навешивайте ярлыков. Это не значит, что вы расписались в собственном бессилии. Это значит, что вы хотите помочь. Обратитесь сначала сами, ребенок может об этом даже не узнать. Можно позвонить по «телефону доверия». Ответьте себе на вопрос: как часто вы проводите время со своим ребенком? В погоне за деньгами мы часто уводим на второй план развитие личности, развитие семьи. Не оставляйте ребенка часто одного дома. Не стесняйтесь проявлять чувства и эмоции. Не забывайте о телесном контакте. Понятно, что взрослеющие парни не дают себя целовать, но можно хотя бы потрепать по шевелюре. Даже минимальное количество уделенного времени важно. Главное — как вы это сделали: на бегу между домашними делами, или уделили время именно ему, выслушали.

 

— С какого возраста допустимо разговаривать с ребенком о суициде?

— У родителей стоит табу на теме смерти. И, действительно, говорить об этом с маленькими детьми неприемлемо, чрезмерная информация, не соответствующая возрасту, способна нанести ущерб. Можно только в тех случаях, когда беда коснулась непосредственно вашей семьи, либо грозит опасность. Месяца полтора назад в интернете заговорили об игре «Беги или умри». Она именно нацелена на детей младшего школьного возраста, на их азарт, на то, что они еще не понимают смысла жизни и смерти. Малыши уверены: с ними никогда ничего не случится, поэтому их проще вовлечь в подобные игры. Но и здесь, разговаривая с ребенком, подберите правильные слова: говорите только о последствиях: как вам плохо будет, если с ним что-нибудь случиться, как тяжело. Эту же тактику следует избрать, общаясь с подростками. Не употребляйте слово суицид, не говорите о способах и орудиях. Поразмышляйте о жизни, что она значит, какими красками наполнена. Если в семье есть младший ребенок и сильны семейные привязанности, расскажите, что будет чувствовать малыш, если у него не станет защиты в виде старшего брата (сестры). Не бойтесь говорить про себя, что вы будете чувствовать. Ищите у своих детей позитивные ресурсы, их сильные стороны. Вы знаете своего ребенка лучше, чем он сам. Он должен знать, что кому-то нужен. Будьте в постоянном эмоциональном контакте.

 

Причины

1 место: детско-родительские взаимоотношения

2 место: конфликт с педагогом

3 место: депрессивное состояние и аффективное расстройство (апатия, недовольство собой, окружающим миром, агрессивное поведение, потеря интереса к увлечениям)

Надежда МОЛКУЦ













Веб-камеры Ревды